Максим Медоваров. Рецепция Генона в России только начинается

Первые же публикации РI материалов, посвященных наследию французского традиционалиста Рене Генона вызвали бурную дискуссию в ФБ. Наиболее острый спор о значении Генона для российского консерватизма разгорелся между известным московским философом Аркадием Малером и нашим постоянным автором, историком славянофильской мысли, преподавателем Нижегородского университета Максимом Медоваровым. Аркадий Малер высказал свою точку зрения на Генона в развернутом интервью нашему изданию, и нам было бы интересно и важно представить также и позицию его оппонента, прекрасно знакомого как с творчеством французского мыслителя, так и с его рецепцией в русской мысли.

 

К 80-летию Руслана Тотрова

Был проделан колоссальный труд, многое пришлось преодолеть, пройти через ряд преград, порой весьма неожиданных… Редактору через каждый номер приходилось доказывать свое видение современного литературного процесса, преодолевая при этом устоявшиеся и все более радикализирующиеся  взгляды на то, что есть на сегодняшний день национальная культура. Можно только догадываться, сколько критических стрел и откуда летело в адрес журнала. И не потому, что он был плох, а по причине своей оригинальности и необычности. Белых ворон никогда не привечают.

Но как можно не в превосходных выражениях характеризовать мейнстримное литературно-художественное и общественно-политическое издание, в редколлегию которого входят такие личности, как  Феликс Гутнов, Ирина Гурджибекова, Борис Гусалов, Владимир Дегоев, Ахсар Кодзати, Ирина Таболова, Фатима Хабалова и другие?

 

Одностишья Натальи Резник

Поехать согласилась только крыша…

Я всех умней, но это незаметно.

Хотелось бы кому-нибудь хотеться…

Гиппопотам – как много в этом звуке!

Национальность у меня не очень…

Не вас ли стриг безрукий парикмахер?

Хотелось бы чуть-чуть всемирной славы…

Поздравление коллеге (60 лет Коста Дзугаеву)

В трудные для университета 90-е годы К. Г. Дзугаев был одним из тех, кто подставил своё плечо под тяжесть навалившихся проблем и помог удержать учебно-воспитательный процесс от сползания к опасной черте, а базовое культурно-просветительское учреждение Южной Осетии – от развала. Ему пришлось читать, кроме основного курса философии, ещё и ряд смежных дисциплин философского круга: культурологию, политологию, конфликтологию, историю политических и правовых учений, риторику, несколько спецкурсов; особо  следует выделить курс этики – философской дисциплины, которую К. Г. Дзугаев сделал для студентов притягательной и интересной. В ЮОНИИ К. Г. Дзугаев успешно работает над остро актуальной проблематикой осетинского воссоединения в составе России, им выполнены соответствующие годовые научные работы и подготовлены к публикации монографии «Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии» по периоду 1917 – 1921 гг. и 1925 г. (в производстве).
 

Ю.С. Гаглойти. Избранные труды. Том Первый.

Сегодня мы публикуем уникальнейшую книгу - полный текст первого тома "Избранных трудов" выдающегося осетинского учёного, кандидата исторических наук, профессора Юрия Сергеевича Гаглойти. Книга печатается по решению Совета Центра информационных технологий «Интеллектуальные ресурсы». Составитель и научный редактор: Дзугаев К.Г. В сборник включены научные, научно-популярные труды Ю.С. Гаглойти за 1959 –2009 годы, а также биографические данные.  Издание осуществлено при поддержке Фонда «Фаранк» и Центра информационных технологий «Интеллектуальные ресурсы».

Эленхус осетинской журналистики или осетинская Традиция в эпоху постмодерна

«Опустить» ведь изо всех проплаченных сил стараются и осетинских политиков. Цель здесь тоже очевидна: народ надо лишить любых авторитетов, а подрывая уважение к политическим лидерам, народ лишают авторитетной власти. В данном случае тоже говорю в основном о югоосетинских делах (вновь на ваше усмотрение – кто хочет, может прочитать мою публикацию «Лидеры Юга» здесь http://iarir.ru/node/23), но вопрос, конечно, должен ставиться для всей Осетии. Ведь именно радикал-либералы ведут упорную борьбу против осетинского воссоединения в составе России, часто маскируясь под осетинских псевдонационалистов с их лозунгом «независимости РЮО навсегда!». Именно люди этого толка стараются очернить А. Бибилова, а возглавляемую им партию называют «сборищем сектантов». Диалог по существу вопроса с этими людьми оказывается крайне затруднён из-за страшной зауженности этого типа сознания, и в самом деле очень похожего на секстантское мышление. Я ведь, грешным делом, и Ф. напрямую спросил – «Вы за вхождение Южной Осетии в состав России?». Ответом было гробовое молчание. Как говорится, всё понятно, и на том спасибо.

Весёлая перекличка

Поэты шутят
Спасибо!

Дзугаев К. Г. «Южная Осетия в системе кавказской безопасности»

Решение о восстановлении Южной Осетии было принято большевистскими вождями при советизации Грузии. В Южную Осетию  вернулось большинство из бежавшего в Северную Осетию населения, и она политико-административно насильственно была введена в состав теперь уже советской Грузии, вопреки неоднократно и предельно ясно выраженной воле самих южных осетин находиться в составе России. Этой воли осетинским активистам не простили и коммунистические руководители Грузии: в 1937 году грузинским НКВД были уничтожены практически все носители осетинской идеи воссоединения. Брежневский период развития можно с этой точки зрения назвать почти идеальным для грузино-осетинских отношений, но с началом перестройки национал-экстремизм вновь начал набирать силу в Грузии, а с распадом СССР и повторным обретением Грузией независимости южные осетины столкнулись с той же проблемой, что и в 1917 – 1920-х годах. Надо было спасаться, и спасение это мыслилось в единственных решениях: провозглашение Республики, выход из состава грузинского государства, осёдланного очередным нацистским режимом, и воссоединение с Северной Осетией в составе России. Эта воля народа была закреплена референдумом 19 января 1992 года. Ирредентистский характер югоосетинского национально-освободительного движения в то время был самоочевидным для всех без исключения южан, это понимают и многие коллеги в России – Константин Затулин, Андрей Епифанцев, Сергей Маркедонов, Владимир Новиков и другие; наконец, это знают и грузинские эксперты – специалисты по «осетинскому вопросу».

Болгарское культурное влияние

Масштабы болгарского культурного влияния давно перевалили за тесные политические границы болгарского государства. Причем, настолько далеко простерлась работа болгарских просветителей, что мы, сегодняшние недостойные наследники наших предков-титанов, даже не знаем о полных масштабах их грандиозной работы. В знаменательные даты, как, например, в День болгарского просвещения и культуры 24 мая, когда ненадолго, по чуть-чуть, вспоминаем общеизвестные факты о жизни и деятельности солунских братьев, всегда «забываем» рассказать о продолжении их дела за пределами Болгарии. Тысячи неизвестных болгарских последователей апостольской деятельности Кирилла и Мефодия, которые донесли учение равноапостольных братьев до всего славянского мира, превратили Болгарию в центр новой, третьей цивилизации в Европе. 

Страницы

Подписка на Информационно-аналитический ресурс "ИР" RSS