Вы здесь

Памяти Учителя (о Константине Григорьевиче Дзасохове)

 
История нашего государственного университета неотделима от истории советской Южной Осетии. В далёком теперь уже от нас 1932 году, 13 января Народный комиссариат просвещения Грузии в ответ на ходатайство Президиума Центрального Исполнительного Комитета Юго-Осетинской автономной области принял решение об открытии педагогического института Юго-Осетии и утвердил его структуру. Так началась славная история базового культурно-просветительского учреждения Южной Осетии – государственного педагогического института, теперь уже ставшим университетом им. А. А. Тибилова – его подлинного основателя.
 
Вместе с автономной областью, а затем и Республикой, учебное заведение прошло все коллизии двадцатого века, и конечно же, непосредственным отражением сложных и подчас трагических событий являлись судьбы сотрудников университета. Об одной из таких судеб считаю своим долгом ученика, студента вспомнить сейчас, в преддверии знаменательного юбилея родного заведения.

В ряду замечательных преподавателей, безусловно, одно из особых мест занимает Константин Григорьевич Дзасохов.

Родился он 4 сентября 1914 г. в местечке Цхинвали Горийского уезда Тифлисской губернии. Отец его Дзасохов Григорий Малхазович был из крестьян и до Октябрьской революции занимался лесосплавом по Ляхве и крестьянским хозяйством (умер в 1943 г.), мать Мария Вардановна была домохозяйкой (умерла в 1930 г.). Революционные бури вырвали семью из привычной жизни и на некоторое время перебросили в Кахетию, но затем семья вернулась в Цхинвал. Учился Константин Григорьевич в Цхинвальской средней школе, по окончании которой начал трудовую деятельность в 1930 г. Работал он заведующим орготделом при ЦИКе Юго-Осетии и по совместительству преподавателем физкультуры в Сталинирской педтехникуме – откуда и началась его связь с нашим университетом. Тогда же он участвовал в духовом оркестре, где проявился его музыкальный талант. В 1933 г. он поступил в Сталинирский пединститут; студентом обнаружил незаурядные способности к учёбе, и перевёлся в Московский второй государственный университет (позднее Московский государственный пединститут им. В. И. Ленина), который успешно окончил в 1937 г. Народным комиссариатом просвещения РСФСР был направлен в распоряжение НКПр Грузии и начал работать преподавателем физики и математики в Цунарской полной средней школе, а затем там же и директором.

С 1930 по 1935 г. состоял членом Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи (ВЛКСМ), затем был принят в члены ВКП(б). В молодёжной среде Константин Григорьевич был популярен: он один из первых в Южной Осетии начал крутить на турнике «солнце», личным примером распространял конькобежный и лыжный виды спорта.

В 1938 г. он женился, избранницей его стала Тибилова Замира Александровна – дочь Александра Арсеньевича Тибилова, чьё имя по инициативе ректора Л. А. Чибирова присвоено ныне нашему университету. В 1940 г. родилась дочурка Эльда. Заполняя в 1939 г. анкету НКПр Грузинской ССР, в графе «чем занимаются и где находятся в настоящее время» родители жены, Константин Григорьевич сделал о А. А. Тибилове вынужденную страшную запись: «Арестован». Это был не единственный близкий родственник, подвергшийся репрессии по указке грузинского руководства: в графе «поражались ли в правах, не подвергались ли судебно-административным ограничениям и наказаниям сами или ваши ближайшие родственники, кто именно, когда, за что» стоит запись: «Брат Александр в 1937 г.».

В 1939 г., сообразно своему уровню подготовки, Константин Григорьевич начал работать преподавателем (лектором) физики Сталинирского педагогического института, где сразу показал себя талантливым и перспективным работников. Жизнь, однако, внесла свои суровые коррективы в трудовую биографию Константина Григорьевича, и в январе 1940 г. он был призван в ряды Красной Армии, где начал службу в гаубичном артиллерийском полку в Западной Украине. К началу Великой Отечественной войны он успел окончить курсы военных переводчиков при штабе Киевского особого военного округа (КОВО) в Киеве: И. В. Сталин готовил страну к схватке с германским фашизмом, и переводчиков ускоренно обучали немецкому языку.

Великая Отечественная война застала его в составе части разведотдела штаба КОВО в г. Тернополе на Западной Украине. Способности К. Г. Дзасохова к математике нашли своё применение и там: он приступает к работе референтом шифровального отделения штаба Юго-Западного фронта. За дешифровку важных немецких донесений Константина Григорьевича представляют к награде, но военное счастье в то время было не на его стороне. Катастрофические поражения первых месяцев войны не обошли стороной и военнослужащего К. Г. Дзасохова – после шестнадцатисуточных ожесточённых боёв в Оржицких болотах, в окружении, как он пишет – «совершенно опухшим», 24 сентября 1941 г. он попал в плен. Содержался Константин Григорьевич в концентрационных фашистских лагерях сначала в г. Владимире-Волынске, затем был отправлен в Польшу в Ченстоховский лагерь военнопленных, а затем во Франции. Плен был невыносим для осетинского парня с традиционным, впитанным с молоком матери чувством свободы, он бежал из лагеря, был пойман, но в июне 1944 г. он всё же вырвался из неволи и добрался до французских партизан – маки, в районе Чёрных гор в южной Франции. Три месяца он сражался с гитлеровцами во французском партизанском отряде, в Дижоне встречался с командующим внутренними войсками Франции генералом Де-Лотр-Детьенном, и затем с помощью друзей добрался до Парижа, в посольство СССР во Франции. Там состоялись его встречи с послом Богомоловым, генеральным консулом Гузовским, генералом авиации Выхоревым и другими запомнившимися ему своим доброжелательным отношением сотрудниками посольства. Он работал лектором в лекторском бюро военной миссии СССР в Париже, затем до 15 мая 1945 г. работал преподавателем в школе при посольстве СССР. За эти годы он, кроме осетинского, русского, грузинского и немецкого  языков, которыми владел свободно, освоил ещё и французский язык. Будучи деятельным и оптимистичным по натуре человеком, Константин Григорьевич во время пребывания во Франции создал там струнный оркестр, дирижировал им и сам играл на гитаре, мандолине и аккордеоне.

Военные заслуги К. Г. Дзасохова были по достоинству оценены Родиной: он был награждён пятью медалями.

Родина неудержимо влекла его к себе, и 6 июня 1945 г., пройдя фильтрационный пункт КГБ СССР, Константин Григорьевич возвращается в Сталинир и начинает работать старшим преподавателем кафедры физики Сталинирского госпединститута.

Казалось бы, самое страшное позади, жизнь начала налаживаться на мирных рельсах, в 1946 г. появляется на свет вторая дочка Ира… Но 13 марта 1948 г. К. Г. Дзасохова арестовывают на вокзале в Тбилиси, куда он приехал с готовым текстом своей диссертации для получения отзывов. Скорый и неправедный суд печально известной в то время «тройки Рухадзе» завершается унизительным для кристально честного человека приговором: 25 лет без права переписки с поражением в правах. Он этапируется в Темниковские лагеря у Ростова, затем далее в Усть-Каменогорск, а затем и баржой по Енисею (17 суток тяжелейшего этапа) в Норильск, на рудник 7/9. Здесь он встретил репрессированных земляков – И. Гуцунаева, К. Марданова с женой, В. Тедеева. Выжить Константину Григорьевича помогла прежде всего его внутренняя духовная сила, вера в конечное торжество справедливости, закалённый в испытаниях горский осетинский характер.

В 1955 г. он освобождён по амнистии. Но сразу вернуться домой не удалось – ещё год он вынужден был работать вольнонаёмным на руднике, и лишь 31 марта 1956 г. вылетел в Москву и оттуда прибыл в Цхинвал.

Здесь он, конечно же, начинает работать в пединституте, одновременно преподавая физику в школах Цхинвала. Успешно защищает кандидатскую диссертацию по теме «Новейшая физика в курсе средней школы», становится заведующим кафедрой физики. Творческая натура Константина Григорьевича не останавливается на рутинной каждодневной работе – он сполна проявляет свой талант учёного-исследователя, занимающегося поиском новых идей и открытий.

Помню, как впечатлили нас, студентов физико-математического факультета, лекции К. Г. Дзасохова, посвящённые изложению его находок в физике и математике. На первый взгляд, полученные им результаты просты и не представляют особых загадок – но любой учёный знает, как трудно бывает найти именно первичные, начальные, обманчиво прозрачные установки на исследование той или иной проблемы (так, например, определение понятия единицы потребовало от группы французских математиков Бурбаки двухсот страниц математического текста). 

Действительно, вот, казалось бы, логически простая цепь рассуждений, развёртываемая К. Г. Дзасоховым: если скорость – это первая производная расстояния по времени, а ускорение – это первая производная скорости по времени (или вторая производная расстояния по времени), то логично ведь предположить, что должна иметь место и третья производная пространства по времени (или вторая производная скорости, или первая производная ускорения) – т. е. и ускорение само по себе может и должно изменяться по определённому закону. Он назвал эту производную прогрессией, вывел её формулу и дал её применения в кинематике, механике, электродинамике. Возьмём хрестоматийный пример с законом тяготения: «Если одно тело движется к другому более массивному телу, - пишет К. Г. Дзасохов в своей работе «Некоторые идеи в курсе общей физики», - то на основании закона всемирного тяготения Ньютона, по мере приближения этих тел, сила их взаимного притяжения должна увеличиваться или наоборот, при удалении уменьшаться, т. е. сила меняется. (…) Таким образом, сила взаимного притяжения двух тел во вселенной (…) есть переменная величина, но не постоянная. Поэтому целесообразнее вместо силы при характеристике поля тяготения брать другую величину – усилие, т. е. переменную силу или производную силы во времени. Считаем, что усилие, как физическая величина, правильнее отражает законы движения в природе, чем сила, и что силу можно рассматривать как частный случай усилия», - и выводит более общую форму закона всемирного тяготения, демонстрируя блестящее владение дифференциальным и интегральным исчислением. Тем, кто думает, что это не более чем изящные теоретические построения, советуем задаться простым вопросом максимально точного расчёта траекторий полёта межконтинентальных баллистических ракет.

Не обошёл своим творческим вниманием Константин Григорьевич и математику, причём и здесь начинает с первооснов. Как известно, есть несколько элементарных действий: сложение, вычитание, умножение, деление, возведение в степень, извлечение корня, логарифмирование. К. Г. Дзасохов указывает на очевидное обстоятельство, что «умножение есть более высокая ступень по сравнению со сложением. Возведение в степень есть более высокая ступень по сравнению с умножением (…). Поставим теперь такой вопрос: нельзя ли представить себе действие более высокой ступени, чем возведение в степень, и нельзя ли ожидать, что это новое действие будет иметь свои законы и свойства, отличные от известных, которые могут сыграть положительную роль в математике?»  Такое расширение – новое математическое действие – Константин Григорьевич строгим образом определяет и развёртывает новое направление математических исследований, конструктивно безупречное и красивое. 

Первые документальные сведения об этих научных результатах К. Г. Дзасохова относятся к концу 1950-х гг., т. е. есть все основания ставить вопрос о научном приоритете, что могло бы придать дополнительный позитивный импульс восприятию нашей Республики в научном сообществе.

Как одно из самых светлых воспоминаний студенчества, храню я воспоминания о наших беседах, особенно на старших курсах физмата. Философия, преподаваемая Анатолием Дмитриевичем Габараевым, всё больше меня привлекала, а глубокие рассуждения Константина Григорьевича о проблематике времени – пространства, причинно-следственных связях, о природе чисел послужили для студента своего рода вехами в учёбе, ориентирами познания. Как много значит в судьбе молодого человека Учитель!

Константин Григорьевич был для нас не просто кладезем интереснейших знаний. Он был ещё и яркой личностью, человеком с непреоборимым обаянием, под магнетизм которого попадали все окружавшие его люди. Он всегда естественным порядком вещей оказывался в центре внимания, щедро даря друзьям доброту и жизнерадостность своей души, оставаясь при этом скромным, негорделивым человеком.

Его не раз просили написать воспоминания о тех или иных событиях его поистине незаурядной биографии, сесть за составление мемуаров, но для себя самого у него всё никак не находилось времени. Наконец, в январе 1990 г. он взял общую тетрадь и с присущей ему основательностью составил «План работы» из 26 пунктов по изложению основных событий своего жизненного пути. Высокий интеллект Константина Григорьевича, его огромный и во многом трагичный жизненный опыт безошибочно распознал надвигающуюся на его малую родину Южную Осетию беду – очередное историческое пробуждение грузинского национал-экстремизма, и надо полагать, он хотел успеть самой своей автобиографией высказать предупреждение согражданам об опасности нацизма, с которым сражался многие годы своей сознательной жизни. Сбывались на его глазах самые худшие его ожидания: грянул январь 1991 г., захват центральных районов Цхинвала, бои за город, а затем блокада и жестокое уничтожение осетинских сёл. К. Г. Дзасохов умер в марте 1991 г., так и не успев написать автобиографию – тетрадь осталась с чистыми страницами. Думаю, не будет преувеличением сказать, что он пал одной из первых жертв грузино-осетинской войны 1991 – 1992 гг.

Эти мои воспоминания – не более чем очерк, дань памяти светлому, замечательному человеку, чьё имя золотыми буквами вписано в летопись Юго-Осетинского государственного университета, в историю Южной Осетии. Наш долг перед Константином Григорьевичем – составление развёрнутой публикации о нём, исследование его научного наследия, составляющего около 30 публикаций и неопубликованных рукописей, и продвижение его результатов в соответствующие научные центры России.

И это будет лучшей нашей благодарностью одному из верных сыновей нашего народа, свидетельством и доказательством того, что мы умеем, научились ценить достойных своих соотечественников.
 
Коста Дзугаев.