Вы здесь

Геноцидная война в Южной Осетии

Уважаемые читатели!

Мы публикуем к пятой годовщине войны "08.08.08"
первый экспертный материал, отправленный из
ещё дымящегося Цхинвала в Москву.

С уважением, 
редакционная коллегия сайта.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


     7 августа в 23.30 по засыпающему Цхинвалу был нанесён массированный артиллерийский удар, вслед за которым начался шквальный обстрел города. На сей раз это не было очередной провокацией грузинской стороны в конфликте: по городу продолжали бить тяжёлые орудия и миномёты, а с 4  часов утра начали стрелять системы залпового огня «Град», постепенно стирая его с лица земли. Ответный огонь нескольких осетинских батарей был подавлен ракетно-бомбовыми ударами грузинских самолётов.
     К 10 часам 8 августа огонь по Цхинвалу прекратился, так как в город, сбив слабозащищённые осетинские посты, ворвались бронегруппы с пехотой, тесня защитников и захватывая один квартал за другим. Начались ожесточённые уличные бои.
     К 16 часам сложилась острокритическая ситуация колеблющегося равновесия сил в городских схватках, подавляющее превосходство в силах агрессоров (в среднем 1:8, на ключевых направлениях 1:10 – 1:12) уравновесилось стойкостью и умением осетинских подразделений. Потерявшие единое командование, осетинские боевые группы тем не менее сумели самостоятельно принимать эффективные боевые решения и осуществлять текущую координацию общего противодействия агрессору. За эти часы борьбы была уничтожена из ручных гранатомётов почти вся вошедшая в Цхинвал грузинская бронетехника, а идущая за ней пехота в упорных перестрелках начала отступать на окраины города. К 17 – 18 часам к Цхинвалу, неся потери от грузинских обстрелов, подтянулись первые части российских войск, идущих поддержать российский и североосетинский батальоны смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ). К этому времени поступила информация о нападениях грузинских подразделений на посты ССПМ и многочисленных потерях среди миротворцев.
     К 21 – 22 часам Цхинвал был отбит. Российские силы поддержки частично вошли в Цхинвал.
     Однако спокойствия не наступило – возобновился уничтожающий обстрел города всеми видами тяжёлого оружия, продолжавшийся всю ночь. Утром 9 августа началось повторное наступление грузинских войск, вновь ворвавшихся в город и захвативших его юго-западную часть. С северной окраины попытки прорваться предпринимали грузинские подразделения, загодя введённые в грузинские сёла вдоль Транскавказской автомагистрали (Тамарашени – Кехви). К 12 часам ситуация приобрела характер динамического равновесия, велись непрерывные бои по линии обороны города. К тому времени в Москве состоялись политические совещания по проблеме грузино-осетинского конфликта, было принято решение о проведении операции по принуждению к миру агрессора, и начался ввод в Южную Осетию крупных соединений 58-й армии. Подтянутые к Цхинвалу российские батареи вступили в борьбу с грузинской артиллерией и в течение нескольких часов разгромили противника. Одновременно российские самолёты нанесли удары по грузинским аэродромам, уничтожив их самолёты и добившись полного господства в воздухе.
     Утром 10 августа Цхинвал был полностью освобождён. Началось контрнаступление на захваченные противником населённые пункты Южной Осетии. По некоторым направлениям грузинские войска оказывали ощутимое сопротивление, но в целом уже возобладал дух пораженчества, грузинские подразделения отступали, избегая серьёзных боестолкновений. При этом анклав Тамарашени – Кехви, а также грузинскую деревню Ередви брали югоосетинские войска, неся возмездие за массовые убийства осетин, совершённые в этих сёлах во время войны 1991 – 1992 гг.
[i]
     11 – 12 августа российские войска продолжали боевые действия против грузинских войск, не прекращающих нападения и обстрелы, и в целях ликвидации военной угрозы Южной Осетии преследуя и уничтожая грузинские подразделения вблизи границ Южной Осетии.
     За всё время этих событий грузинская государственная пропаганда демонстрировала вопиющие образцы политического цинизма, начиная с высказываний первых лиц. Так, президент Грузии М. Саакашвили, выступая за день до начала агрессии, клялся в братских чувствах в осетинскому народу, а 9 августа в выступлении по телевидению в 21 час лгал народу о том, что Цхинвал полностью контролируется грузинскими силами (хотя грузинские подразделения к тому времени были на паре окраинных улиц), и операция по наведению «конституционного порядка» успешно заканчивается.
     По итогам вооружённой борьбы в Цхинвале и вокруг него можно сделать вывод о достаточно хорошей тактико-технической подготовке грузинских подразделений, высокой насыщенности вооружением, эффективном управлении (с учётом работы более ста военных советников США). Вместе с тем обнаружилась неподготовленность грузинских подразделений к боевым действиям в городских условиях, их неспособность вести контактные уличные бои. Вошедшие в Цхинвал подразделения располагали подробными картами города, на которых были помечены объекты, подлежащие уничтожению данным подразделением (захвачены образцы таких карт). Действия грузинских войск в Цхинвале отличались особой жестокостью: жилые строения, не разрушенные артобстрелами и авиаударами, уничтожались танками, люди, прячущиеся в подвалах, убивались без разбору, много людей уведено в заложники.
     Осетинские подразделения оказались хорошо подготовленными к ведению борьбы с бронетехникой противника в условиях боевых действий в городе, а также холмистого рельефа сельских местностей. Временная потеря централизованного управления войсками не понизила их боеспособность: подразделения продолжали вести вооружённую борьбу на уничтожение противника, маневрируя и взаимодействуя с другими подразделениями. Осетинские части проявили исключительные морально-волевые характеристики, были способны стоять насмерть там, где отступать нельзя было, и проводить контрудары по прорывающимся грузинским подразделениям
[ii]. Оружия и боеприпасов оказалось достаточно для того, чтобы в течение двух суток вести ожесточённые боевые действия с многократно превосходящим по силам врагом[iii].
     Стороны понесли значительные жертвы. Потери осетинской стороны оцениваются свыше полутора тысяч человек убитыми и пропавшими без вести, из них подавляющее большинство гражданского населения. Практически все – граждане России, проживавшие в Южной Осетии. Мы вновь и вновь констатируем продолжающиеся убийства, в том числе массовые, граждан России у российских границ враждебным России государством, и остающейся непонятной нам сдержанность реакции российских структур на эти преступления.
     Уничтожены около десяти осетинских сёл, об участи населения пока мало информации. Разрушения в Цхинвале огромные, город в целом в настоящее время непригоден для проживания
[iv]
     Военно-политическая цель агрессии грузинского режима против Южной Осетии, а именно ликвидация Южной Осетии как опоры российского стратегического присутствия на Южном Кавказе, оказалось не достигнутой. Мы утверждаем, что это было в принципе невозможно в существующей системе российско-американских, российско-грузинских и российско-югоосетинских отношений. Агрессия была авантюрой.
     Мы предупреждали о растущей угрозе нападения, исходя из нашего понимания природы существующей грузинской власти, её внешних мотиваций и внутренних импульсов к антироссийским и антиосетинским действиям. В частности, на конференции в Стамбуле (Турция) 1 – 4 августа, посвящённой турецко-южнокавказским отношениям
[v], мы предупреждали о реальности войны коллег-экспертов, но этим предупреждениям не поверили.
     Состоявшаяся война между Грузией и Южной Осетией, что называется, переформатировала политическую ситуацию вокруг самоопределившейся Республики. Настаивать на её возвращении в состав развалившейся Грузии уже невозможно; следовательно, её необходимо признавать. Операция по принуждению Грузии к миру, по заявлению В. Путина, должна быть доведена до логического завершения, что означает прежде всего смену правящей группировки. Но не только: «логическое завершение», в нашем представлении, должно означать и устранение от общественно значимых позиций нынешней грузинской элиты, безнадёжно заражённой национал-экстремизмом и доведшей таки свою страну до катастрофы. Должен быть создан международный суд, на котором преступные деяния режима М. Саакашвили должны быть рассмотрены и вынесены соответствующие вердикты. В той или иной форме должна состояться геополитическая реконструкция южнокавказского пространства, с целью перелома в пользу России идущих здесь сложных процессов.
     Для международного престижа России весьма важным являются масштабы и темпы восстановительных работ в Южной Осетии. Цхинвал в кратчайшие сроки должен быть отстроен заново, начиная с инфраструктуры и заканчивая баннером на въезде в город. Особое внимание следует уделить селу, где надо ставить современные агропромышленные предприятия – тогда за два-три года вернутся в родные места беженцы и начнётся демографический рост.
   В настоящее время задачей исключительной важности является победа в информационной войне. Югоосетинские информационные структуры, по нашей оценке, не справились со своей задачей. Но российские масс-медиа обязаны довести до мира всю правду о геноциде осетинского народа, устроенном Грузией, о преступлениях против человечности грузинских властей, и не только сегодняшних, правду об осетинском народе, тяжелейшими жертвами отстоявшего своё право на свободу и собственный исторический выбор союзников.
    Второй день в Цхинвале работает Временный чрезвычайный комитет, решаются первоочередные социальные вопросы. Республика Южная Осетия продолжает своё трудное историческое бытиё.
 
         Коста Дзугаев
         12 августа 2008 г.
    
    

[i] Зарская трагедия – расстрел колонны беженцев, 33 убитых женщин, стариков и детей; Ередвская трагедия – 12 жертв, захваченных, подвергнутых изуверским пыткам и заживо похороненных, многократные ритуальные убийства осетин и др.
   Интересно отметить, что располагающаяся в с. Курта администрация «параллельного правительства» изменника Д. Санакоева бежала второпях, видимо, не ожидая столь решительного изменения обстановки. Среди захваченных с боя документов оказалось и уголовное дело, заведённое на автора данного материала.
[ii] В порядке экспертного наблюдения мы отмечаем поразительное презрение к смерти осетинских подразделений, бойцам которых часто приходилось сражаться в городе буквально рядом со своими домами и домами своих родных и близках; их спокойную сосредоточенность в боевой работе и дух подлинного братства (раненых и убитых спасали, невзирая ни на что).
[iii] Ситуативно иногда противотанковых средств не хватало, особенно кумулятивных зарядов, однако такого рода недостатки быстро выправлялись.
[iv] В качестве типичного примера приведём улицу Коблова, на которой мы проживаем, в промежутке между улицами Советской и Чкалова. Дом №1 Кулумбеговой Любови (в доме также живёт её сын с семьёй) – прямое попадание, большие разрушения, состояние нежилое; №2 Багаева Романа с большой семьёй – прямое попадание, сгорел полностью; №3 Маргиева Коста – прямое попадание, значительные разрушения, состояние нежилое; №4 Небиеридзе Нодара – разрушен ещё во время войны 1991 – 1992 гг.; №5 Келехсаева Владимира (большая семья) – значительные повреждения; №6 Алборовой Марины – значительные повреждения; №7 Цховребова Эдуарда – значительные повреждения; №8 Бибилова Валерия – небольшие повреждения; №9 Абаева Ахсара (большая семья) – значительные повреждения; №10 Хасиева Вильгельма (большая семья) – значительные повреждения; №11 Тедеева Валерия – небольшие повреждения; №12 Тедеева Гаира – значительные повреждения; № 13 Сидамоновой Венеры (живёт зять с семьёй) – небольшие повреждения; №14 Хабалова Павла – значительные повреждения; № 15 братьев Цховребова Юрия и Павла с большими семьями – прямое попадание, сгорел полностью; №16 Чулухадзе Ано – небольшие повреждения; №17 Кабулова Феликса (большая семья) – значительные повреждения; № 18 Келехсаевой Замиры – прямое попадание, сгорел полностью; № 19 Бязрова Анатолия – значительные повреждения; № 20 Кокоева Юрия – прямое попадание, сгорел полностью; № 21 Бесаева Анатолия – прямое попадание, дом полуразрушен и частично сгорел, состояние нежилое; № 22 Келехсаевой Любови (наша тёща, в доме которой мы с семьёй проживали) – прямое попадание, дом полуразрушен, начавшийся пожар нам удалось потушить, состояние нежилое; № 23 Кокашвили Мзии –небольшие повреждения; № 24 Остаевой Лиды (большая семья) – значительные повреждения, состояние нежилое; № 25 Кочиева Павла – значительные разрушения; № 26 Бичикашвили Анатолия – небольшие повреждения; № 27 Джиоева Вадима – прямое попадание, дом разрушен; № 28 Тедеева Владимира – небольшие повреждения; № 29 Гогичаевой Салимы – небольшие повреждения; № 30 Слановой Эллы – значительные повреждения; № 31 Бестаева Бала – значительные повреждения; № 32 Джиджоева Анатолия – небольшие повреждения; № 33 Джиоева Владимира – небольшие повреждения; № 34 Санакоева Романа – небольшие повреждения; №35 Туаева Адиоза – небольшие повреждения; № 36 Гаглоева Александра – значительные повреждения; № 37 Кочиева Мухара – небольшие повреждения; №38 Габараевой Нежна – значительные повреждения; № 39 Хасиева Герсана (большая семья) – значительные повреждения. Это – результат лишь внешнего осмотра, на деле большинство домов от многократных сотрясений от близких разрывов мощных снарядов приведены в аварийное, опасное для проживания состояние. Нами сделаны фотоснимки мобильным телефоном.
  Кроме того, сгорел основной корпус университета, где мы работаем доцентом кафедры философии, и приведены в непригодность для эксплуатации два остальных корпуса; сгорело здание парламента, где мы работали председателем парламента, большие разрушения получило здание правительства, где мы работаем государственным советником президента.
[v] Международная конференция «Кавказское соседство: Турция и страны Южного Кавказа», организована Институтом Кавказа (Ереван, Армения) при поддержке ООН.
   От Грузии принимали участие Ивлиан Хаиндрава и Паата Закареишвили. Обеих экспертов мы знаем много лет, высоко оцениваем их аналитический аппарат и уровень информированности по проблематике грузино-осетинских отношений. Тем более странно было слышать от них искренние возражения нашему утверждению о том, что 8 июля война в Южной Осетии началась и была остановлена пролётом российских истребителей, как демонстрации решимости России не допустить силового решения грузино-осетинского конфликта. Нас убеждали в неверности вывода о неизбежности агрессии, аргументируя это полным безумием столь самоубийственного для политического руководства Грузии решения; причём утверждалось это людьми, чья политическая позиция оппозиционна нынешнему грузинскому режиму (!). Причины столь фатальной ошибочности мнений грузинских экспертов, право же, заслуживают отдельного анализа…
 
Геноцидная война в Южной Осетии // СЭМРПК. Бюллетень № 80. М., 2008. С. 9 – 11 (специальный выпуск). (Издание Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов при Институте этнологии и антрологии Российской Академии наук, под руководством академика В. А. Тишкова)