Вы здесь

Теоретико-методологические основания проблемы самоопределения южных осетин

Публикуем доклад кандидата философских наук, доцента кафедры философии ЮОГУ им. А. А. Тибилова К. Г. Дзугаева. Доклад прозвучал на конференции «Развитие союзнических отношений между РЮО и РФ в контексте евразийской интеграции», организованной в Цхинвале Юго-Осетинским госуниверситетом и РИСИ 28 октября 2015 года. Видео выступления можно посмотреть здесь.

Уважаемые коллеги!
 
Предлагаемые Вашему вниманию соображения надо начать, видимо, с вопроса о том, почему вообще появилась эта неясность с самоопределением южных осетин? Ведь с самого начала новейшей истории южных осетин стратегия национального движения была совершенно ясна: ирредентизм в его чистом виде. Независимость провозглашённой 20 сентября 1990 года Республики всегда понималась как независимость от Грузии, а воссоединение с Северной Осетией в составе России было необсуждаемым императивом. Что же случилось, что вдруг самоопределение вроде как стало проблемой?
 
Случилась геноцидная агрессия режима М. Саакашвили против южных осетин и признание Россией Республики Южная Осетия как независимого государства (после принуждения Грузии к миру). Обеспечение безопасности и получение российского финансирования сформировало у части высшего чиновничества Южной Осетии запрос на сохранение весьма удобного для него статус-кво; пожалуй, наиболее очевидно это проявилось при навязанном обществу некоторыми политическими акторами обсуждении нового российско-югоосетинского Договора о союзничестве и интеграции в начале этого года.
 
Этот Договор, подчёркиваю, исключительно важен и значим прежде всего для нашей небольшой Республики; он являет собой, совершенно очевидно, закономерный и необходимый этап российско-югоосетинского сближения, формируя качественно новые условия взаимодействия силовых структур, органов безопасности и жизнеобеспечения. Договор является важнейшим «гравитационным» механизмом дальнейшей интеграции Южной Осетии в военно-политическое, социально-экономическое и культурное пространство Российской Федерации. Документом предусмотрено формирование единого пространства обороны и безопасности, интеграция таможенных органов, свободное пересечение государственной границы, обширный «социальный пакет» (зарплаты, пенсии, медстраховка), гуманитарное сотрудничество. Никакой разумной альтернативы Договору нет и быть не может – в этом смысле Договор может лишь остаться в прошлом (и это неминуемо произойдет) при достижении финального этапа югоосетинской политической стратегии – вхождения в состав России и воссоединения с Северной Осетией. Поэтому фобии по поводу передачи России в рамках Договора части функций и полномочий беспочвенны.
 
С другой стороны, Грузия, всегда рассматривавшая Главный Кавказский хребет как свою естественную границу, вновь переживает давний страх – реальность воссоединения Осетии в единое национально-государственное образование (в составе России). Ясно, что на югоосетинском направлении максимальные ресурсы брошены на препятствование процессу воссоединения осетин, и принятие известной программы восстановления территориальной целостности Грузии через стратегию «Вовлечения путём сотрудничества» – лишь видимая невооружённым глазом часть этих усилий. Не исключено, что некоторые радетели независимости нашей Республики плохо это понимают.
 
В целом это несложный анализ, что же касается персоналий – кого куда отнести и поставить – с этим пусть разбираются те, кому это положено по службе.
 
Вот на таком фоне неизбежно возникает такой вопрос: хорошо, политологический анализ способен дать ответ на вопросы вроде «кому выгодно» и «что происходит», но заведомо ясно, что ни политологи, ни даже историки не могут дать ответ на вопрос: как оно должно быть на самом деле? То есть: что может сказать наука в широком понимании по поводу исторической траектории югоосетинской части осетинского народа? Действительно: может быть, академическая наука подтвердит правоту тех, кто выступает за независимость Южной Осетии? Или наоборот – правоту тех, кто говорит о вхождении в состав России и воссоединении с Северной Осетией? Или вообще – правоту тех, кто помалкивает? ))
 
Ответ тем более важен с учётом резонансного заявления Президента РЮО Л. Тибилова о готовности провести референдум о вхождении возглавляемой им Республики в состав России. Диктуется ли это заявление геополитическими, групповыми или даже личностными ситуативными интересами? Или есть более глубокий пласт, причина этой активности?
 
Ответ на такой вопрос предполагает сугубо научное исследование, совершенно свободное от каких бы то ни было политико-идеологических мотиваций и пристрастий. Начинать такое исследование следует с наиболее общих понятийных и методологических позиций, следовательно – с философии истории, с общенаучных, метаисторических позиций. В качестве наиболее эффективного понятийно-методологического инструментария для решения задачи предлагается парадигма самоорганизации, самоорганизационный подход.
 
За подробностями отсылаю к своей монографии по теме и к статье, подготовленной по данному выступлению для журнала РИСИ (не надеясь на высокую честь быть опубликованным, передаю её хотя бы для ознакомления коллегам); здесь же коротко скажу, что новая парадигма опирается на категориальное рядоположение (триаду) «самодвижение – саморазвитие – самоорганизация», оснащена собственным развитым понятийным аппаратом, имеет непосредственные выходы на проблематику естественных, а в последние годы и гуманитарных наук. В прикладном применении парадигма самоорганизации имеет название синергетики и обладает мощными математическими возможностями; с появлением суперкомпьютеров стало возможным достаточно содержательное математическое моделирование сверхсложных процессов – в нашем случае процессов социумных.
 
Коллеги, примеры здесь весьма впечатляющие, но скажу о той «рубашке, которая ближе к телу»: именно с использованием самоорганизационной культуры мышления мне удалось, в частности, дважды сделать оправдавшийся прогноз по ситуациям в грузино-осетинском конфликте, причём второй раз по войне в августе 2008 года. Подчёркиваю – не по причине интеллектуального либо узкопрофессионального превосходства, а именно благодаря навыку мышления в указанной парадигме вследствие учёбы в математическом классе Цхинвальской школы № 6, на физико-математическом факультете Юго-Осетинского госпединститута, и в философской аспирантуре Киевского госуниверситета, где диссертацию защитил по теме самоорганизации.
 
 Отмечу, что в СССР, а теперь и в РФ, исследования по самоорганизации, начиная с философских, развивались с заметным опережением по сравнению с Западными школами, и лишь слабость политической воли мешала применению полученных результатов в целях ускоренного развития страны и её прорыва на шестой технологический уклад. Между тем применение Западом «организационного оружия» против нас не только у многих на слуху, но, как говорится, до боли знакомо всем присутствующим.
 
Таким образом, в научном исследовании с использованием новейшей понятийной оснастки, надо дать доказательный ответ на вопрос, что делать дальше южным осетинам. Вопрос стоит остро не потому даже, что во внутриполитическом процессе речь идёт о борьбе за президентское кресло – это не более чем текущая «злоба дня»; дело в том, что применение методологии самоорганизационного подхода из так называемой «вертикали Панова – Снукса» математически точно указывает на 2015 год как пороговый год системного кризиса глобальной истории (сингулярности). Нам надо успеть сориентироваться, потому что ошибка выбора в таких условиях почти со стопроцентной вероятностью означает гибель Южной Осетии как этнотерриториальной родины южных осетин.
 
Научных мощностей для выполнения в комплексе научных исследований по ставящейся задаче, включая математическое обеспечение, в Южной Осетии заведомо не хватает, равно как нет их в достаточной мере и в Осетии Северной. Но они есть в России, в Москве.
 
После августа 2008 года, после признания Республики Южная Осетия, помнится, были заявления о том, что наша Республика может и должна стать своего рода примером российского позитивного присутствия, «витриной» восстановления и развития спасённого от уничтожения и признанного маленького сопредельного союзного государства. Реальность, выражаясь дипломатическим языком, внесла свои, весьма веские, коррективы в эти заявления.
 
Но сейчас есть возможность на примере Южной Осетии осуществить знаковый научный проект, создав достаточно адекватную модель, обсчитав её на суперкомпьютерах и получив, во-первых, научный прогноз движения ситуации, а во-вторых, ответ на вопрос, что надо делать по науке, чтобы было правильно. Если высокие гости конференции заинтересуются этим проектом, то он может быть реализован в течение года, и полученные результаты будут иметь не только жизненно важное значение для осетин, но и представлять собой значительный научный результат для лиц и организаций, работающих во имя российских интересов на кавказском направлении.
 
 Спасибо за внимание.
 
 
 
 

подробнее

добавил

добавил

тут

читать

здесь

вот

добавил

сайт

продолжить

сайт

тут

здесь

кликайте

добавил

ссылка

тут

продолжить

тут

ссылка

вот

тут

сайт

подробнее

добавил

читать

далее

здесь

здесь