Вы здесь

Государство приобрело способность обеспечивать свою безопасность на дальних рубежах

О тенденциях развития ситуации в Закавказье «Русской планете» рассказывают югоосетинский политолог Коста Дзугаев (Цхинвал) и грузинский аналитик Георгий Векуа (Тбилиси).

— Каковы, на ваш взгляд, основные события и главные итоги прошлого года?

Коста Дзугаев. Фото: личная страница в Facebook

Коста Дзугаев

Коста Дзугаев: Первое по значимости событие 2015 года — война с «Исламским государством» (запрещенная в РФ террористическая организация), начатая Россией в Сирии. На мой взгляд, это закономерное и необходимое продолжение политики державного возрождения, проводимой Владимиром Путиным. Сначала был ликвидирован конфликт внутри России — в Чечне, затем устранена угроза у границы России — спасена и защищена Южная Осетия, а сейчас государство российское приобрело способность (прежде всего, политическую волю) обеспечивать свою безопасность на дальних рубежах. При этом рост военной активности — это не выбор России, но обязательный ответ на вызовы.

Таким образом, общий итог 2015 года можно обозначить как выход России на качественно новые стратегические позиции в мире. Общеполитическую характеристику деятельности российской власти можно дать как в целом оборонительную, с элементами ответно-встречного реагирования.

Георгий Векуа: Главные события года — окончание «нефтяной эры», начало замедления китайской экономики и снятие санкций с Ирана. Общий итог 2015 года — усиление позиций США, которые после определенного провала в нулевых годах и восстановления от кризиса 2008–2009 годов в целом уверенно берут ситуацию под контроль. Второй срок президентства Обамы, безусловно, войдет в историю как один из самых успешных периодов для реализации американских интересов за последние десятилетия.

— Что бы вы назвали главным событием года в ваших регионах?

Коста Дзугаев: Для Южной Осетии главных событий два: подписание принципиально нового Договора о союзничестве и интеграции между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия, и заявление президента РЮО Леонида Тибилова о готовности инициировать референдум о вхождении РЮО в состав России. Если сближение Грузии с НАТО не остановится, нет ни малейших сомнений, что вхождение состоится, если можно так выразиться, ударным темпом — приблизительно так, как это было с Крымом. К этому подталкивают также и попытки дестабилизации Южного Кавказа, попытки хаотизации региона.

Георгий Векуа: В Закавказье главным событием года стал экономический кризис и обвал национальных валют, особенно в Азербайджане и Грузии, что продемонстрировало всю слабость и ущербность государственных институтов этих стран. Закавказье остается регионом, который пока не может выйти на путь технологического и цивилизационного развития. Определенные положительные моменты наблюдались лишь в Армении, которая смогла в целом успешно сменить модель государственного управления и перейти к адаптированной парламентской модели с необходимыми защитными инструментами для избежания «подвешенного парламента» и связанного с этим политического хаоса. Если бы власти Армении так же успешно справлялись с проблемой коррупции и создания современной экономики, основанной на знаниях, эта страна еще больше выделялась бы на фоне остальных двух стран (Азербайджана и Грузии), которые пока демонстрируют отсталость и движение в неправильном направлении.

— Если сравнивать итоги нынешнего года с предыдущим, возникает ощущение, что ход событий стремительно ускоряется. Успевают ли за событиями экспертное сообщество, общество, власти?

Коста Дзугаев: Вопрос исключительно важный. Ход событий действительно стремительно ускоряется. Общество заведомо не успевает осознавать происходящие изменения. Экспертный пул, насколько я могу видеть, в политолого-конфликтологическом осмыслении происходящего в общем-то за событиями успевает, но ощутимо отстает в анализе метаисторического порядка; впрочем, и публичных специалистов такого уровня в России можно пересчитать по пальцам одной руки. Что касается власти, то есть признаки, что в аналитических структурах, обслуживающих интересы правящей группы, со своими профессиональными обязанностями в основном справляются. Отставание здесь недопустимо, так как означает поражение России в ужесточающейся глобальной конкуренции, со всеми вытекающими…

Георгий Векуа. Фото: ruskline.ru

Георгий Векуа

Георгий Векуа: Это важный вопрос. На мой взгляд, изменения настолько стремительны, что ни власти России, ни экспертное сообщество практически не успевают разобраться в сути и занимаются лишь растерянным реагированием, которое иногда носит даже истеричные формы. Все это угрожает наступлением реального системного кризиса в политической жизни России. Политическая структура России, сформированная в нулевых годах, которая справлялась с вызовами в то время, устарела и обеспечивает лишь временную консервацию ситуации, в то время как стратегические проблемы накапливаются и не решаются.

— Прогнозировать что бы то ни было в этих условиях еще сложнее, и все-таки — каков прогноз на будущий год для вашего региона, России и мира?

Коста Дзугаев: Хорошего мало. Последнее время я периодически привлекаю внимание коллег к тому, что, по данным фундаментальной науки («вертикаль Панова — Снукса» и др.), 2015 год является годом пороговым. Прогноз чрезвычайно затруднен, так как по ряду позиций мы будем иметь дело со вступлением в режимы с обострениями. Вспоминаются известные слова о том, что «в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми». Но думаю, что мы справимся.

Георгий Векуа: В будущем году, видимо, в целом будут продолжаться тенденции 2015 года. Одна из общих тенденций такова, что происходит быстрая эрозия национальных государств почти во всех регионах мира, связанная с глобализацией. Во время правления администрации Обамы процессы глобализации, по сравнению с периодом предыдущей администрации, заметно ускорились. Сказывается также все большее проникновение интернета, в том числе мобильного, который выступает носителем и проводящей сетью процесса глобализации. Как реакция на эти процессы, возникают отдельные очаги «консервативной реакции», однако, на мой взгляд, такой тип реакции, направленный на сохранение старых институтов, не может справиться и остановить идущие процессы. Нужны другие формы реагирования, «проактивные», но это уже отдельная и далеко идущая тема.

Источник: http://rusplt.ru/society/rossii-vyihodit-na-novyie-strategicheskie-pozit...