Вы здесь

К вопросу об определении понятия «окна возможностей»

     В статье предлагается научно обоснованное определение активно используемого в политической и научной публицистике понятия «окна возможностей», его связь с известной политтехнологией «окно Овертона»; ставится задача применения «окна возможностей» к исследованию истории и современности Республики Южная Осетия.
     Ключевые слова: «окно возможностей», «окно Овертона», политическая технология, Республика Южная Осетия.
     
     The article offers the science-based definition of  "the window of opportunity", which is actively used in political and science publicism, and its association with a known political technology which is called "the Overton Window". The article sets the task of applying  "the window of opportunity" to the study of the history and modernity of the Republic of South Ossetia.
     
     Keywords: "the window of opportunity", "the Overton Window", political technology, the Republic of South Ossetiа.
     
     Новейшая история Южной Осетии, несмотря на её относительно небольшую длительность, тем не менее, уже представляет собой весьма насыщенный содержанием объект научного исследования.
     Таковое исследование должно проводиться, очевидно, прежде всего методами исторической науки. Однако столь же ясно и то, что стремление к максимальной полноте научного понимания процессов, происходящих в Южной Осетии в рассматриваемый период, обязывает исследователя использовать также и методы политологии, конфликтологии, социологии, культурологии и т. д. – иначе говоря, профессиональному историку для получения планируемого результата целесообразно, а часто и неизбежно приходится применять комплексный подход, по мере необходимости и возможности привлекая к изучению того или иного явления, тех или иных процессов, методы смежных научных дисциплин.
     Отсюда следует, в частности, полезность, и даже желательность, введения в понятийный арсенал историка интегративных понятий, способных отразить сложность изучаемого объекта-процесса, его внутреннюю структуру, движущее противоречие, вектор движения.
     Одним из таких понятий предлагается понятие «окна возможностей», в последнее время привлекающее всё большее внимание – и не только учёных, но и представителей масс-медиа.
     Словосочетание «окно возможностей» не является принципиально новым. Оно используется в самых разных контекстах.
     Так, например, любителям гороскопов интересно будет знать, что «окно возможности присутствует у каждого человека в натальной карте гороскопа» [1] В Интернете легко можно найти блог с названием «Окно возможностей», с подзаголовком: «Каждый день жизнь предоставляет нам возможности – от нас зависит, воспользуемся мы ими или нет» [2].  С «окна возможностей» начинает свою критическую публикацию об Андрее Макаревиче блогер А. Оноприенко: «Новорожденный – открытая для творчества ещё ненаписанная книга, и перед ним лежит необъятное окно возможностей. С двух-трёхлетнего возраста – начала социализации ребёнка – окно возможностей медленно, постепенно, но неуклонно начинает закрываться» [3]. «Окну возможностей» посвящают стихи![1]
     На «Лента.ру» «окно возможностей» устанавливают для сравнения гаджетов: «Windows Phone против Android: сравниваем флагманские смартфоны Nokia и Sony» [4].
     Термин «стратегическое окно возможностей» применяет доктор экономических наук Д. А. Шевченко в соответствующем словаре, следующим образом определяя его содержание: «Позиция компании на рынке, при которой она подготовлена оптимальным образом, чтобы воспользоваться маркетинговыми возможностями» [5].
     Если обратиться к более серьёзным темам, то понятие «окна возможностей» можно найти, например, у известного эксперта Алексея Мартынова касательно референдума об отделении Шотландии от Великобритании: «Шотландский прецедент открывает окно возможностей для многих, кто своего референдума ждет десятилетия... и думаю история там тока начинаеца» [6].
       Публицист Исраэль Шамир также им пользуется: «Перед Ираном есть видимость выбора — помириться с Америкой или попытаться сблизиться с Россией. Если Иран помирится с Соединенными Штатами, перед Россией захлопнется окно возможностей. В Иране и в США многие возликуют, но для России тут радоваться нечему — этот мир поставит крест на планах прибыльного реэкспорта иранской нефти и газа, то есть на гигантской сделке, оцениваемой в $20 млрд» [7].
     Советник Президента России по вопросам евразийской интеграции С. Глазьев, политик патриотического направления, рассуждая об угрозах и возможностях для России на данном этапе глобализации, пишет: «Именно в подобные периоды глобальных технологических сдвигов возникает «окно» возможностей для отстающих стран вырваться вперед и совершить «экономическое чудо». Для этого необходим мощный инициирующий импульс, позволяющий сконцентрировать имеющиеся ресурсы на перспективных направлениях становления нового технологического уклада и опередить другие страны в развертывании производства и сбыта хотя бы части его ключевых товаров» [8].
      Известный западный социологи и историк (впрочем, выходец из России) Георгий Дерлугьян, исследуя стратегию развития российского государства за последние полтора столетия, применяет понятие «окна возможностей» в весьма интересном контексте, а именно при анализе принимаемых В. Лениным решений перед и в ходе Российской революции: «Видимо, главное заключается в том, что Ленин подошёл к открывшемуся перед ним окну исторической возможности (чего он совершенно не ожидал ещё в январе 1917 г.), имея совершенно функциональную модель принципиально новой, по-военному дисциплинированной и притом идеологически сплочённой партии, сильной стороной которой был тот самый впоследствии многократно осмеянный оппонентами и потомками демократический централизм»  [9, с. 66].
     «Окно возможностей» присутствует и в дипломатическом разговорнике. Так, швейцарский дипломат Томас Грейнингер, комментируя трагедию с малайзийским «Боингом» над Украиной, высказывается по ситуации так: «Трагическая авиакатастрофа на востоке Украины открыла «окно возможностей», позволяющее Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) возобновить контакты с пророссийскими сепаратистами»  [10].
     Иногда используется синонимичное (хотя, на мой взгляд, несколько более узкое) словосочетание «коридор возможностей». Так, Российский совет по международным делам проводил специальное мероприятие – ситуационный анализ «Россия и Украина: коридор возможностей»  [11]. В свою очередь, московский эксперт Александр Сергеев, один из наиболее проницательных специалистов по проблематике Южной Осетии, назвал одну из своих последних работ весьма показательно: «Современная Южная Осетия: коридор возможностей для будущего» [12].
     Наконец, ставя задачей содержательное рассмотрение этого понятия, нельзя обойти вниманием так называемое «Окно Овертона». Остановимся на нём подробнее, так как оно по смыслу примыкает к «окну возможностей» во всём многообразии его применения, во многом с ним пересекаясь.
     Под «Окном Овертона» понимается «политическая теория, которая описывает границы идей, которые могут быть приняты обществом, как «окно». Согласно этой теории, политическая жизнеспособность какой-либо идеи зависит в основном от того, попадает ли она в «окно», чем от предпочтений конкретного политика. В любой конкретный момент «окно» включает в себя область политических идей, которые можно считать приемлемыми в текущем состоянии общественного мнения, взгляды, которых политик может придерживаться, без опасений быть обвиненным в излишнем радикализме или экстремизме. Сдвиг окна, при котором становятся возможными те или иные политические действия, происходит не тогда, когда идеи изменяются среди политиков, а тогда, когда они изменяются в обществе, которое голосует за этих политиков» [13]. Создатель этой теории, а точнее говоря, политической технологии, бывший вице-президент Макинского центра публичной политики (Mackinac Center for Public Policy, Michigan, USA) Джозеф Овертон, в 2003 году погиб в авиакатастрофе, признанной трагической случайностью. Сформулированная им технология, однако, заведомо пережила своего создателя и с поразительной эффективностью используется в современном политическом процессе. Интересно, что в 2010 году был издан политический триллер известного западного писателя Гленна Бека, так и называющийся – «Окно Овертона».
     В России эта политтехнология уже довольно давно привлекала  пристальное внимание заинтересованных лиц и организаций, и в последнее время выдвинулась на передний край общественной дискуссии[2] – доказательством тому служит, например, телепрограмма «Бесогон» Никиты Михалкова от 13 сентября с. г., где он рассматривает чрезвычайно характерный и резонансный пример использования «окна Овертона» для (гипотетической) легализации каннибализма, а по-русски говоря – людоедства.
     Ясно, что при существующем состоянии общества попытка внесения людоедства в нашу жизнь вызовет категорическое отторжение. Следовательно, надо сделать шаг № 1 – «От немыслимого к радикальному»: указывая на свободу слова, а тем более на свободу научных, сугубо академических исследований, провести, скажем, этнологический симпозиум на тему каннибализма в каком-либо отсталом племени, и широко осветить его в СМИ; а заодно создать в качестве пугала «Общество радикальных каннибалов», чтобы об этих придурках заговорили – и вот уже «окно Овертона» сдвинулось, тема из немыслимой, недопустимой стала радикальной, но общественно обсуждаемой, дискутируемой.
     Шаг № 2 – «От радикального до приемлемого». Здесь надо, вовсю цитируя учёных, пишущих о каннибалах, агрессивно клеймить ханжами и ретроградами тех, кто не хочет эту тему обсуждать, и при этом, как бы  качестве уступки этим старомодным упёртым людям, предложить людоедство называть как нибудь по другому – например, наукообразным термином «антропофагия». Привести в пример прецеденты, создающие психологическое ощущение дозволенности антропофагии – ну, по крайней мере, в исключительных случаях. Например, катастрофа самолёта в труднодоступных горах, группа выживших умирает от голода – так почему бы ради спасения живых не начать поедать мёртвых? Напомнить легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умиравших от жажды детей. Или вот в христианстве ведь ритуал пития крови и поядания плоти, самим Христом установленный; иносказание, вы говорите? – но ведь суть-то антропофагическая; и кто тут говорит о святотатстве? – да вы просто лицемер и хам. И вообще – по любви христианской это уже не антропофагия даже, а антропофилия: да, вот так и будем отныне называть это явление.
     Так происходит важнейшая подмена понятий (не блядь, а путана; не душегуб, а киллер, или вот цепочка терминологической трансформации «педераст – гомосексуалист – гей», и т. д.). Скрытая цель второго шага – хотя бы частично вывести людоедство из-под уголовного преследования.
     Сделав людоедство – то есть, извините, теперь уже антропофилию – приемлемой для продвинутой части общества (а с быдлом-то о чём вообще разговаривать – ему, быдлу, эти изыски не по уму), совершается шаг № 3 – «От приемлемого к рациональному». В общественное сознание внедряются концепты типа «желание есть людей генетически заложено, оно есть в природе человека», «свободный человек должен иметь право самому решать, что ему есть», «есть люди, желающие, чтобы их съели – вправе ли мы отказывать им в свободном волеизъявлении?», «а доказан ли вред антропофилии?», «дайте людям свободу самим про себя понять – он антропофил или антропофоб», и т. д. В обществе искусственно создаются группы активистов с крайними позициями: одни кричат «Придите к нам, и мы сожрём вас!», другие вопят «Сжечь живьём всех антропофилов!» (ну или жидов, негров, нынче вот либералов…), обоим полюсам обеспечивают доступ в СМИ, и делается это для того, чтобы не дать возможности заявить о себе нормальному большинству, а сторонников людоедства представить как вполне вменяемых и даже респектабельных людей, удалённых от этих крайностей. Усилиями прикормленных журналистов и экспертов тема становится популярной!
     И это шаг № 4 – «От рационального до популярного». Здесь уже запускаются популярные ток-шоу с вариациями темы: «Как, разве вы не знали, что этот талантливый композитор – скрытый антропофил?»; «Режиссёр съел свою жену? Ну, творческая личность, что вы хотите… Так он выразил свою к ней высшую любовь – ест, значит, любит. Кстати, я слышал, что она оставила записку с просьбой её съесть, и кто мы такие, чтобы кого-то осуждать в этой истории взаимной любви?». И вообще – «большинство антропофилов сами являются жертвами обстоятельств, так уж сложилась их жизнь – несчастливое детство, травмы всякие…».
     Теперь всё готово для шага № 5 – «От популярного до политики (власти)». Антропофилы имеют права, которые общество обязано защитить! Ведётся широковещательная подготовка законопроектов, активничают лоббистские группы, проводятся – как же без этого – социологические опросы, которые убедительно показывают, что процент сторонников защиты прав людо… то есть, конечно же, антропофилов, высок и они уже составляют заведомое большинство. Так людоеды получают власть – власть поедать других людей, а тех, кто пытается им препятствовать – власть преследовать по закону. Общество сломлено и в целом смирилось с поражением, группы протестующих уже ничего не решают (как, например, во Франции даже миллионные протестные демонстрации не смогли остановить принятие закона об однополых браках).
     Может показаться, что в данном примере сгущаются краски и есть желание попугать обывателей некими конспирологическими страшилками. Но дело в том, что эта политтехнология уже работает, причём применительно и к людоедству тоже. Так, «в 2011 году на голландском телеканале BNN в телешоу под названием «Proefkonijnen» ведущие Денис Сторм и Валерио Зено съели мясо друг друга. До передачи им была сделана операция, в ходе которой у них был вырезан небольшой кусочек мяса (мышечной ткани), которое, затем, уже на передаче они приготовили и съели»[3] [14].  С гомосексуализмом в этом смысле, если можно так выразиться, всё уже в порядке, а в эти годы на наших глазах завершается легализация педофилии.
     Таким образом, политическая технология, получившая название «Окна Овертона», эффективно применяется в современном мире для достижения именно политических целей. Возможно ли в принципе противодействие этой политтехнологии? Да, конечно, возможно. Причём с любого шага. Повернуть вспять.
     Считаю, что изучение этой технологии является злободневным и для нас – граждан Республики Южная Осетия. Показателен в этом отношении эпизод, произошедший на конференции 8 – 9 августа с. г. «Геополитика нового мира после августа 2008 года. Начало геополитического передела и конфликты на постсоветском пространстве», проведённой Госкомитетом информации и печати РЮО. На конференции московский гость, эксперт Александр Сергеев выступил, в частности, с предупреждением о том, что при ненадлежащем противодействии грузинскому влиянию в Южной Осетии оно может возобладать в обществе за сравнительно небольшое время. Ведущий конференцию председатель Госкомитета информации и печати Вячеслав Гобозов обвинил выступающего в непрофессионализме, заявил ему дословно следующее: «Ваши выводы показывают, что вы вообще не понимаете специфику Южной Осетии». Мне приходилось выступать с критическим комментарием к данной конференции  [15], поэтому здесь, оставляя в стороне вопрос об этикетной недопустимости подобных заявлений, обращаю внимание на содержательную сторону эпизода: эксперт А. Сергеев, по сути, подразумевал применение в Южной Осетии именно технологии «окна Овертона», когда кажущейся сегодня немыслимой политическая переориентация на Грузию двинется по указанным шагам – к радикально-эпатажной, затем приемлемой в приличном обществе, затем и популярной в СМИ (вполне возможно, возглавляемых всё тем же В. Гобозовым), а затем и политически закреплённой! – и пусть только попробует кто-нибудь что либо пикнуть против неразрушимой дружбы грузинского и осетинского народов, не так ли?
     Вышеизложенное обязывает к постановке вопроса: не наблюдаются ли уже признаки применения политтехнологии «окна Овертона» для решения задачи политической переориентации Южной Осетии на Грузию (на Запад)? Однако научный (политологический) ответ на этот вопрос выходит за рамки данного рассмотрения, не являясь его задачей. Это – задача следующих исследований.
     Теперь, с учётом рассмотренного материала, попытаемся дать рабочее определение самого понятия «окна возможностей».
     Ясно, что в отличие от «окна Овертона», понятие «окна возможностей» объёмнее: во-первых, потому, что «окно Овертона», при всей своей эвристической эффективности, всё же относится к «прикладной» политтехнологии, а во-вторых, в силу своей очевидной «процессуальности». Для целей же данного рассмотрения необходима дефиниция, устанавливающая верифицируемые пограничные параметры некоего целостного континуума – исторического «тела» изучаемого события. Такой, и только такой методологический подход даёт исследователю надёжный инструмент для выработки адекватного понимания сложных и внутренне противоречивых историко-политических событий и явлений.
     Исходя из таких установок, предлагается следующее определение:
     1) «окно возможностей» - это общетеоретическое понятие, отражающее:
     а) появление комплекса (набора) условий для возможного осуществления данного события;
     б) нарастание качественной определённости комплекса до наивысшей вероятности осуществления данного события, и последующее понижение до потери сущности комплекса и окончательной утраты возможности осуществления данного события;
     2) оно представляет собой целостный бытийный (исторический) феномен с границами, в отношении которых есть способ их уточнения до требуемых параметров.
     Подчёркиваю, что это не более чем рабочее определение, которое в дальнейших исследованиях может так или иначе развиваться и совершенствоваться, но, как можно надеяться, вполне достаточное для целей изучения процесса (попыток) воссоединения Осетии, и иных значимых событий новой и новейшей истории этнотерриториальной родины осетин.
     В этой методологической «оптике», например, провозглашение Республики 20 сентября 1990 года следует понимать, безусловно, не как разовый (и тем более волюнтаристский) отдельно взятый историко-политический акт, но как событие, имеющее весьма сложную пред- и постисторию, и представляющее собой объёмный феномен с чёткими границами существования, внутри которых  возможны различные векторы движения. Анализ этого и подобных явлений – задача конкретного, предметного анализа.
     Литература и Интернет-ссылки:
1. http://ask-astrolog.ru/blog/item/127-okno_vozmozhnostey_znakov_zodiaka.html
2. http://oknovozmognosty.ru/. Интересно, что в блоге приводятся слова Аристотеля: «То, что человек есть в возможности, его творение являет в действительности».
3. http://www.aonoprienko.ru/?p=27
4. http://lenta.ru/articles/2014/08/04/wpvsandroid/
5. http://www.glossostav.ru/word/1738/
6. https://www.facebook.com  
7. http://izvestia.ru/news/577424
8. Как победить в войне // Взгляд. 24. 07. 2014  http://vz.ru/opinions/2014/7/24/697063.html
9. Дерлугьян Г. М. Траектория российского государства в миросистемной перспективе. 1860-е – 2000 гг. // Вестник института цивилизации. Выпуск 4. Владикавказ, 2001. С. 66.
10.http://www.swissinfo.ch/rus/%D0%B3%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D1%81%...
11.http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=4605#top
12.http://www.osradio.ru/tema_dnia/74835-sovremennaja-juzhnaja-osetija-koridor.html
13.https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BA%D0%BD%D0%BE_%D0%9E%D0%B2%D0%B...
14.http://matveychev-oleg.livejournal.com/1417785.html.
15.КТО, КАК И ПОЧЕМУ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ПРОТИВ ВОССОЕДИНЕНИЯ С РОССИЕЙ? / КОСТА ДЗУГАЕВ. Мои пять копеек (пять тетри, пять центов – нужное подчеркнуть) о конференции в Цхинвале 8-9 августа 2014 г. (или «Цумпа-цумпа канференци») // http://www.iarex.ru/articles/50096.html, также см. на http://www.iarir.ru/node/132.
     
Источник: К вопросу об определении понятия «окна возможностей» // Вестник СОГУ. 2015. № 2. С. 27 – 31.   
 

[1] Окно возможностей придет
И вас во славу поведет
Во славу дней, что будут
И к сердцу так придут
     Окно возможностей идет
Уж скоро март или апрель вещает
Весну к вам приглашает
И то придет.  (И т. д. http://yadeva.ru/tvorchestvo/vek-zolotoi/okno-vozmozhnostej/)
[2] Данная политтехнология перемещается в фокус общественного внимания и в Республике Южная Осетия. Так, в Юго-Осетинском государственном университете им. А. А. Тибилова по инициативе кафедры политологии и социологии (заведующий кафедрой Инал Санакоев), совместно с кафедрой философии (заведующий кафедрой Анатолий Габараев) и при поддержке ректората (ректор Вадим Тедеев)  начал работу Научно-практический семинар по актуальным вопросам развития РЮО. На первом заседании был заслушан доклад автора этих строк «Понятие «окна возможностей» применительно к провозглашению Республики 20 сентября 1990 г.», значительная часть которого была посвящена именно «окну Овертона».
3 Что касается, например, педофилии, то «в Голландии зарегистрирована политическая партия, отстаивающая права и свободы педофилов, сообщает BBC News. Партия под названием "Милосердие, свобода и разнообразие" (Charity, Freedom and Diversity, NVD) намерена бороться за снижение возраста, с которого можно вступать в сексуальные отношения, с 16 до 12 лет, а также за легализацию секса с животными (зоофилии) и детской порнографии» (там же).

подробнее

добавил

добавил

тут

читать

здесь

вот

добавил

сайт

продолжить

сайт

тут

здесь

кликайте

добавил

ссылка

тут

продолжить

тут

ссылка

вот

тут

сайт

подробнее

добавил

читать

далее

здесь

здесь