Вы здесь

Современная мировая экономика: философия процесса

В содержательной работе Балацкого Е. В.  с использованием понятия геополитической инверсии (ГПИ) показано перемещение мирового экономического центра (МЭЦ) за последние столетия. Такими центрами последовательно выступали Генуя, Венеция, Голландия, Британия (все – в Европе), США (Америка).
Автор описывает процесс в сугубо экономических терминах, акцентируя при этом внимание прежде всего на перемещении капиталов из предыдущего МЭЦ в последующий; т. е. каждый МЭЦ как бы сам создавал себе преемника, финансируя его развитие, и совершалось это в силу необходимого движения капитала. Взгляд же философа сразу обнаружит здесь классическую гегелевскую схему порождения «своего иного»: «Причина самого себя есть такая причина, которая действует, и отделяя некоторое другое, вместе с тем порождает лишь само себя, снимает, следовательно, в акте порождения это различие» . В современной философии процессы такого рода хорошо изучены в парадигме самоорганизации , в своей естественнонаучной экспликации выступающей в виде синергетики.
Каждый последующий МЭЦ глобализировался по территориальным и демографическим показателям; при этом хорошо очерчиваются пять этапов ГПИ, и пятым является валютное доминирование – создание мировой финансовой системы на использовании своей валюты. Для США доминирование состоялось в 1944 году с принятием Бреттон-Вудской системы.
Указывая на мнение ряда экспертов о том, что следующим МЭЦ станет Китай (т. е. перемещение в Азию), Е. Балацкий справедливо ставит его под сомнение. Один из веских аргументов против – существование «просто» физических ограничений на экономический рост: под него для Китая просто не хватает природных ресурсов, с одной стороны, и неминуемо запредельное разрушение экологии страны, с другой.
Очень интересно утверждение, что естественным и единственным по «основному тренду» очередным МЭЦ должен был стать СССР. Е. Балацкий верно указывает на то, что СССР «отказался» им стать, как он пишет, в силу идеологических причин – отрицания капитала как такового, и тем самым принципиальной невозможности создания условий для его «шага глобализации» в СССР. Однако он, то ли в силу ограниченности темы и размера публикации, то ли по соображениям иного порядка, не коснулся здесь главного: СССР являл собой именно качественно иную, радикально антикапиталистическую реальность мироустройства, и не случайно И. Сталин отказался от участия в Бреттон-Вудской системе – он формировал параллельную капиталистической цивилизацию на Земле .
Но СССР потерпел поражение и распался, парадоксальным образом выполнив при этом миссию вынужденной децентрализации ГПИ. На роль МЭЦ, кроме СССР, «пробовались» ещё и Япония, Европа (ЕС), и вот теперь вроде бы Китай. Никто не тянет на эту роль.
То есть прежняя шаговая схема появления МЭЦ перестала работать, так как исчерпались возможности глобализации мирового капитала. Е. Балацкий пишет об этом вскользь, но существо вопроса хорошо раскрыто, например, у М. Хазина . Очевидно, идёт процесс формирования теперь уже региональных экономических центров (РЭЦ), и они налицо: США, Китай, ЕС, Япония, Россия.
Россия в этом ряду в целом ведёт себя достаточно осознанно. Сложившийся в Москве новый субъект власти отрефлексировал свои интересы, и мы видим заявленную выразителем этих интересов В. Путиным масштабную программу создания нового мирового могущества на российской религиозно-культурной цивилизационной платформе. Начавшись с Таможенного Союза России, Белоруссии и Казахстана, сейчас эта программа реализуется в виде ЕвразЭС, неуклонно расширяющегося. Борьба против поднимающегося нового гиганта тоже идёт соответствующая: достаточно примера несчастной Украины, превращённой в антироссийское орудие и потому обречённой на катастрофу.
Переживаемый земной цивилизацией период очень опасен. На указанные фундаментальные обстоятельства накладывается ещё один чрезвычайно важный фактор: переход на шестой технологический уклад, который совершается в эти годы. Страна или группа стран, которые «оседлают волну», получат решающее преимущество в глобальном лидерстве, а попросту говоря, получат мировое господство в прямом и предельно осязаемом смысле этого понятия. Механизм перехода на новый уклад исследован, например, в работах С. Глазьева, раскрывшего объективные причины роста агрессивности США (и, следовательно, блока НАТО). Академик ясно прописал и необходимые действия России по ограничению возникающих в связи с этим угроз . С. Глазьев, как и все вышеуказанные авторы, весьма осторожен в прогнозах развития международной ситуации – и не потому, что недостаточно компетентен, а скорее наоборот: он глубже многих экспертов понимает принципиальную недостижимость сколь-нибудь доказательного хотя бы среднесрочного (10 – 15 лет) прогноза, и тем более прогноза «загоризонтного», так как слишком велики факторы неопределённости по ключевым направлениям .
И завершить эти эскизно-краткие рассуждения следует, конечно же, указанием на открытие колоссальной значимости – открытие «вертикали Панова – Снукса» . Математически точно доказано, что земная цивилизация входит в эти годы в «кризис кризисов» - сингулярность планетарного развития. Система, именуемая нами человечеством, входит в «режим с обострением», где любое малое возмущение может повлечь за собой поистине драматические для системы последствия. Проявления этого режима начались, как и следовало ожидать, с наиболее чуткой подсистемы – с финансов. Ясно, однако, что главное – впереди. Мировую экономику ожидают очень быстрые (в темпе слома) изменения и переход в новое качество, которое вряд ли возможно себе сейчас вообразить. А следовательно, будут «новое небо и новая земля»…

     Коста Дзугаев
старший научный сотрудник отдела новой и новейшей истории
Юго-Осетинского НИИ им. З. Н. Ванеева,
кандидат философских наук

Современная мировая экономика: философия процесса // Бюллетень Владикавказского института управления (ВИУ). 2015. № 45. С. 47 – 50.