Вы здесь

НЕДЕЛИМАЯ ОСЕТИЯ

Яна Амелина об Осетии от Беслана до «08. 08. 08»
 
5-го апреля с. г. в конференц-зале Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований (СОИГСИ) состоялась презентация нового сборника секретаря-координатора Кавказского геополитического клуба (КГК) Яны Амелиной* «Не едина и неделима. Осетия после Беслана и «августовской войны»». За успешность проведённого мероприятия считаю своим приятным долгом поблагодарить директора СОИГСИ Залину Канукову, и председателя Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия – Алания (ДУМ РСО-А) Хаджимурата Гацалова, взявшего на себя роль модератора. Презентация получила название «Стратегия, идеология, мировоззрение – суть нашего будущего»[1].

В силу сложившихся обстоятельств, я не успел перед презентацией опубликовать свою рецензию на книгу Я. Амелиной, и мне пришлось изложить её в своём выступлении на презентации. Что ж, зато сейчас, публикуя её к инаугурации избранного народом Республики Южная Осетия Президента Анатолия Бибилова, у меня имеется возможность корректировки и дополнения рецензии с учётом проведённой во Владикавказе презентации.

Книга Я. Амелиной, как это понятно, посвящена нашей малой родине – Осетии. Осетии, которую Яна Александровна вместе с вменяемым большинством осетин считает неделимой.

Ранее, 21 февраля с. г., презентация рецензируемой книги состоялась в Цхинвале, в югоосетинском отделении информагентства «Спутник»[2], и имела, в некотором смысле, камерный характер – видимо, сказывалась набирающая обороты предвыборная кампания. Мероприятие же во Владикавказе уже не могло не иметь на себе предвыборного отпечатка, так как выборы должны были состояться – и состоялись-таки – 9 апреля.

Это были очень важные, принципиальные выборы, по результатам которых ожидалась не просто смена одной руководящей группы на другую – нет, на этот раз речь шла прежде всего именно о выборе политической стратегии для южной части Осетии. Анатолий Бибилов – сторонник неотложного положительного решения вопроса вхождения Республики Южная Осетия в состав Российской Федерации и последующего воссоединения с Республикой Северная Осетия – Алания в единое осетинское государственное образование. Леонид Тибилов, напротив, не считает этот вопрос стоящим на повестке дня, и относит его решение, как и все сторонники независимости Южной Осетии, на будущее. Роль этих выборов мною была подчёркнута в интервью КГК ещё в начале года[3], а в своём выступлении на презентации во Владикавказе этот тезис был повторен и развит.

Здесь надо отметить, что ряд наблюдателей (экспертов, пользователей социальных сетей и др.) в процессе предвыборной борьбы высказывали упрёки в адрес югоосетинской интеллигенции за её якобы пассивность, нежелание публично высказываться и хоть как-то проявлять свою позицию в отношении кандидатов в Президенты и хода выборного процесса в целом. Определённые основания для подобных упрёков имелись, многие коллеги действительно предпочитали не афишировать свои предвыборные предпочтения – но их можно понять. Вместе с тем, справедливости ради, надо признать, что высказывания о выборном процессе были; так, например, в газете «Южная Осетия» было опубликовано обращение к избирателям, подписанное девятнадцатью представителями интеллигенции[4]. Понятно, впрочем, и то, что упрекавшие интеллигенцию в пассивности наблюдатели всё же имели в виду прежде всего публичное выражение своего отношения к самим кандидатам в Президенты. В этом отношении надо сказать, что высказывания были, и были, как и следовало ожидать при использовании административного ресурса, в пользу действующего Президента. Я оказался чуть ли не единственным представителем югоосетинской интеллигенции, осмелившимся высказаться против действующего Президента, в поддержку его конкурента А. Бибилова, и произошло это как раз на презентации книги Я. Амелиной. Основная мысль была выражена так: «Несмотря на всю значимость тех или иных обстоятельств, касающихся кандидатов в Президенты Южной Осетии – обстоятельств, преданных гласности в ходе предвыборной борьбы и оказавших большое влияние на общественную психологию, на электоральные предпочтения – всё же настаиваю на том, что именно отношение к кардинальной проблеме воссоединения Осетии является определяющим, решающим фактором общественной поддержки. В этом смысле, с учётом ранее проводившихся социологических исследований, идея воссоединения Осетии в составе России имеет поддержку 80 и более процентов наших граждан, и мне, должен признаться, трудно представить себе политтехнологические ухищрения, которые обеспечили бы электоральный перевес выразителю иной точки зрения – точки зрения независимого развития югоосетинского государства. Что касается результатов социологических опросов непосредственно периода выборной кампании, то они, к общему удивлению (и я бы добавил, негодованию) югоосетинских избирателей, оказались наглухо засекреченными».

Речь, таким образом, идёт о кардинальном причинном факторе югоосетинской политики, и народ Юга Осетии это отлично понимал, что и выразилось в итогах голосования (об этом надеюсь написать отдельный аналитический материал).

Однако тогда же, на презентации 5 апреля в СОИГСИ, я подчеркнул и то, что жизнь, как говорится, на выборах не заканчивается, равно как и не закрывается ими та самая главная проблема Осетии и осетин, которой посвящена книга Яны Амелиной с поистине говорящим названием: «Не едина и неделима».

В книге шесть частей, 510 страниц, и ни одну из них не могу назвать лишней в этом сборнике. После вступления автора в сборнике поставлен краткий, но весьма знаменательный текст эксперта Михаила Чернова под названием «Двенадцать лет Осетии». Именно столько лет Яна Амелина активно, заинтересованно-эмоционально и, разумеется, высокопрофессионально занимается осетинской проблематикой. Михаил Чернов в этом смысле не случаен в этом сборнике – он так же, как и Яна, с добром к нам относится и вполне достаточно осведомлен о состоянии государства и общества как на Юге, так и на Севере Осетии. М. Чернов завершает своё вступительное слово знаменательной констатацией: «О тех или иных оценках Яны Амелиной можно спорить, но совершенно бесспорна её любовь к Осетии и преданность своей Родине»[5]. Со своей стороны, подтверждаю это наблюдение коллеги Чернова – да, Яна Амелина относится к Осетии с гораздо большей любовью и тревогой за её судьбы, чем даже иные осетины.

Много материалов в сборнике посвящено Президенту Эдуарду Кокойты, и в первом же материале о нём центральное место занимает его высказывание о единстве Осетии: «Войти в состав России, восстановить историческую справедливость – мечта народа Южной Осетии» (с. 27). В дальнейшем эта мысль, разными словами, повторяется Эдуардом Джабеевичем многократно, включая его первое интервью после признания возглавляемой им в то время Республики. Надо полагать, у присутствующих возникает логичный вопрос, почему же сейчас он заговорил о независимости Южной Осетии? Очевидно, объясняется это решением ситуативной политической задачи – необходимостью вхождения в выборный процесс на Юге, что и было сделано. Уверен, что Эдуард Кокойты продолжает оставаться одним из тех политиков Осетии, которые не просто хотят воссоединения Осетии в составе России, но и знают о необходимости этого историко-политического решения: знают в силу информированности, присущей первым лицам, знают, исходя из личной политической практики. При этом Джабелич всегда, до последней возможности призывал к выстраиванию нормализованных отношений с Грузией: «Мы – за конструктивный диалог с теми прогрессивными силами Грузии, которых мы называем «партией мира»» (с. 146), имея в виду политическую линию в грузинском обществе, представляемую премьер-министром Зурабом Жвания. Яна Александровна сочла необходимым сделать после этой цитаты пояснение в скобках: «До насильственной смерти Зураба Жвания оставалось менее десяти дней». Я хорошо знал Зураба Жвания, много раз с ним встречался, обсуждая и решая различные вопросы грузино-осетинских отношений, и, со своей стороны, могу засвидетельствовать: да, возможность иного развития событий была реальна. Война августа 2008 года была не нашим выбором, но она не была и выбором здоровой части грузинского общества.

Немало внимания уделяется в сборнике и первому чрезвычайному и полномочному послу Республики Южная Осетия в Российской Федерации Дмитрию Медоеву. Последние годы Дмитрий Николаевич акцентированно выступает в пользу независимого пути для Южной Осетии, но, например, ещё в апреле 2006 года его позиция была заявлена следующим образом: «Наша цель – признание независимости Южной Осетии с тем, чтобы потом вступить в состав РФ» (с. 196). Более того, в мае 2008 года Дмитрий Медоев, в то время ещё полномочный представитель Южной Осетии в РФ, заявляет: «Осетинский народ будет всё время, всегда ставить вопрос о своём разделённом состоянии до тех пор, пока не свершится историческая справедливость и осетинский народ не обретёт единство» (с. 239). Многие из присутствующих, может быть, помнят об обмене публичными выступлениями между послом Медоевым и вашим покорным слугой по дилемме «воссоединение – независимость»; после признания нашей Республики Россией Д. Медоев стал убеждённым сторонником её независимости, и сегодняшнее его политическое союзничество с Анатолием Бибиловым надо понимать, естественно, как предвыборную коалицию против действующего Президента Л. Тибилова. Для меня Дмитрий Медоев продолжает оставаться прежде всего боевым соратником, и наши политические разномнения никоим образом не могут отменить этого фундаментального обстоятельства.
Присутствует в сборнике Яны Амелиной и Алан Чочиев, ныне проживающий в Германии (может быть даже, неподалёку от Михаила Горбачёва?). «Идея воссоединения Осетии в рамках российского государства, - констатирует Яна Александровна, - воспринимается Аланом Чочиевым скептически: «Оба референдума – и 1992, и 2006 года – были о независимости республики» (это не так. – К. Д.). На прямой вопрос: «Вы против объединения Осетии?» он ответил столь же прямо: «Я знаю, что это невозможно». «Россия никогда не признает независимость Южной Осетии и Абхазии, - разъяснил аналитик. – Если она сделает это, то уйдёт с Северного Кавказа. (…) Если Южная Осетия будет признана Россией, у Америки с Евросоюзом будут развязаны руки. Они сделают всё, чтобы враждебность Грузии перешла на Северный Кавказ»» (с. 243 – 244). Что ж, политика Алана Чочиева уже давно и хорошо была понята народом и на Юге, и на Севере Осетии. Именно поэтому настойчивые попытки его политической реабилитации, предпринимавшиеся исполнительной властью Южной Осетии и лично Л. Тибиловым, встретили напряжение и противодействие в нашем обществе (о чём мною было сказано и на презентации во Владикавказе), и, безусловно, сыграли не последнюю роль в падении электоральной поддержки теперь уже бывшего Президента. Что касается научного уровня аналитики Алана Резоевича, то наиболее убедительно его никчёмность доказана самой жизнью.

На 400-й странице сборника появляется Коста Дзугаев. Амелина представляет его читателю с ключевой цитаты: «Само существование нашей Республики, поддерживаемой Россией, считается недопустимым широкой коалицией антироссийских и антиосетинских сил, с полным на то основанием рассматривающих югоосетинское государство как геополитический плацдарм российского влияния на Грузию и на Южный Кавказ. Агрессия августа 2008 года имела основной целью ликвидацию Южной Осетии и как этнотерриториальной родины южных осетин, и как российского форпоста на южных склонах Главного Кавказского хребта» (с. 401). Далее я ещё не раз появляюсь на страницах книги Амелиной, но упомяну лишь одно её указание: «Политолог Коста Дзугаев выдвинул свой вариант – реализацию концепции воссоединения Осетии как формы национальной идеи осетин на современном этапе. Кроме этого предложения, встреченного, впрочем, с большим энтузиазмом, альтернативных призывов не прозвучало» (с. 488 – 489). Добавлю, что имеется в виду моё выступление на представительном мероприятии в СОГУ, посвящённом профилактике терроризма и противодействию ему в молодёжной среде, и было это в 2016 году.

Да, коллеги, подтверждаю: другой национальной идеи, по моему мнению, у нас сейчас нет и быть не может. Это не только моё, и не только сегодняшнее мнение. На протяжении ХХ века имели место попытки её реализации в 1920, 1925, 1936, 1954 годах; национально-освободительная борьба на Юге Осетии в 1989 – 1992 году также велась во имя этой идеи, и основатель нашей Республики Торез Кулумбегов даже называл врагами нашего народа тех, кто подрывает идею воссоединения.

Я такой терминологии в текстах и устных обсуждениях проблемы избегаю, предпочитая говорить, как это указывалось выше, о вменяемом большинстве; и вот, читая книгу Яны Амелиной, я задаюсь вопросом: достаточно ли мы политически повзрослели? По личному опыту работы с североосетинскими коллегами, в том числе наделёнными властью, я знаю о том, что у них есть понимание значение Юга Осетии. Есть понимание того непреложного факта, что если Юг будет потерян, то Осетия теряет своё ныне пока ещё существующее геополитическое качество, и нисходит в таком случае, низводится до уровня обычной северокавказской республики, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Понимание – есть. Нужна его конвертация в политическую практику.

Но наблюдается иное. Политическую энергию народа уводят в сторону. В центр общественно внимания вносится проблема сохранения и развития осетинского языка. Или вот сейчас особенно настойчиво фокусируют общество на задаче переименования народа и государства – «аланский вопрос», оказывается, у нас главный, без которого пропадём. Мне приходилось слышать в иных докладах и о том, что надо в первую очередь экономикой заниматься, особенно сельским хозяйством. На упоминавшейся владикавказской презентации книги Я. Амелиной один известный общественный деятель с нескрываемым раздражением даже сравнил  настойчивую постановку вопроса о вхождении Южной Осетии в состав России с назойливой рекламой плохого грузинского вина: дескать, раз так рекламируют, то покупать точно нельзя. Н-да…

Кто же спорит? Да, всем этим надо заниматься. Но все эти задачи имеют подчинённый статус – подчинённый главной задаче: воссоединению Осетии. Воссоединению немедленно, а не потом, в будущем. «Окно возможностей», если оно закроется и на этот раз, закроется уже, видимо, окончательно, а ведь мы здесь, на Юге Осетии, вплотную приблизились к опасной черте демографического надрыва.

В этом и заключается высокий пафос книги Яны Амелиной. Сегодняшнее состояние ставшей для неё родной Осетии она воспринимает с болью и тревогой. Она видит, что мы теряем историческую инициативу, теряем ощущение смысла национальной истории – и честно говорит нам об этом. Бесланская трагедия на Севере Осетии и августовская геноцидная агрессия против Юга Осетии – два основных события, которые детерминируют политическую и нравственную реальность осетинского национального бытия на текущий момент.

Я утверждаю, что спасение Южной Осетии Россией было предопределено кровью бесланских детей. Не спасти южных осетин Россия уже не могла по причинам надполитическим, какое бы руководство не сидело в Кремле. Может быть, жертвенный героизм южных осетин в августе 2008 года станет предопределяющим для принятия Южной Осетии в состав России?

Надеюсь и верю в это, ибо вслед за Яной Александровной тоже могу повторить: совершённое осетинами чудо исторического творения было бы невозможно без «особой помощи свыше» (с. 510).
 
Коста Дзугаев

 


 
* Ранее работала в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) руководителем сектора Кавказа; лауреат национальной премии в области печатных СМИ «Искра» (учреждена «МедиаСоюзом» при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, присуждается за профессионализм и качество в работе и считается главным профессиональным событием года).
[2] http://sputnik-ossetia.ru/South_Ossetia/20170221/3751857.html. На презентации в Цхинвале мне выступить не довелось.
[3] http://www.kavkazgeoclub.ru/content/my-poteryali-istoricheskuyu-iniciativu: «Обращаю внимание на то, что по логике внутриполитической борьбы в РЮО, а именно борьбы против очевидного кандидата в президенты, председателя парламента Анатолия Бибилова, удар пытаются нанести не только и не столько по самому кандидату, сколько по его электоральной базе – сторонникам воссоединения осетин и Осетии в составе России. Отсюда ясно, что предстоящие в апреле выборы президента РЮО приобретают особый смысл. Это не просто смена одной властной группы другой: нам предстоит нанести политическое поражение антисистемной линии – ну или проиграть ей, со всеми последствиями…». К счастью, нам удалось на сей раз победить.
[4] Обращение к избирателям // Южная Осетия. 6. 04. 1917. Список подписавшихся начинается Чибировым Л. А. – первым Президентом РЮО.
[5] Чернов М. Двенадцать лет Осетии // Амелина Я. Не едина и неделима. Осетия после Беслана и «августовской войны» / Кавказский геополитический клуб. – Пушкино, 2017. С. 13.