Вы здесь

Ю. С. Гаглойти. Из истории осетино-грузинских этноязыковых связей

Исследование осетино-грузинских этноязыковых связей имеет большое значение как для истории самих осетино-грузинских взаимоотношений, так и для изучения многих кардинальных вопросов этногенеза и этнической истории осетин. Особенно это касается начального этапа этноязыковых связей двух этносов, относящихся к скифскому и даже более раннему периоду этих связей. Под этим периодом имеется в виду время, предшествующее началу известных походов скифов в Переднюю Азию, датируемых VIII – VII вв. до н. э., и время пребывания скифов к югу от Главного Кавказского хребта, в том числе и на территории современной Грузии.
Слова В. Ф. Миллера о том, что грузины помнили о своих соседях осетинах «с тех самых пор, как начали помнить себя самих, так как оссы  в предании о Фарнавазе тесно связаны с началом национального самосознания грузин» (Миллер, 1887, с. 24), относятся ко времени образования первого национального Картлийского царства во главе с Фарнавазом, основателем династии Фарнавазидов. Согласно грузинским летописным данным, решающую помощь  в восшествии Фарнаваза на престол оказали эгрисцы (мегрелы) во главе со своим вождём Куджи и овсы  (осетины) с севера. В награду за оказанную ему помощь Фарнаваз выдал одну из своих сестёр за царя овсов, а вторую – за эгрисского владетеля Куджи (КЦ, I, с. 23 – 24). Имя эгрисского владетеля чётко этимологизируется по-осетински (Гаглойти, 1962, с. 167; 1966, с. 183; 2007, с. 113-116; Андроникашвили, 1966, с. 138-139), причём, что особенно показательно, это имя дано в югоосетинской огласовке.
Наличие осетинских (скифо-сарматских) имён среди правителей регионов Колхиды античные источники фиксируют с древнейших времен. Это, к примеру, царствовавший в Колхиде Савлак, которого Плиний называет потомком скифского царя Ээта и современником легендарного египетского фараона Сезостриса (XXXIII, 52). Это далее царь абасков (абазгов) Ресмаг и Спадаг, царь санигов, на территории которых находился Севастополь (совр. Сухум), правившие, согласно Арриану, в 30-х годах II  н. э. (Объезд…, 15). Такое совпадение античных и древнегрузинских источников более чем симптоматично. Эти же факты указывают уже сами по себе на наличие здесь скифо-сарматского населения, также подтверждаемого античными источниками. Что касается овсов, то взаимоотношения с ними Фарнаваза также вряд ли были случайными. Достаточно сказать, что начиная с трёхлетнего возраста и вплоть до его возмужания и возвращения в Мцхету, мать Фарнаваза укрыла его на Центральном Кавказе (КЦ, I, с. 20), опасаясь за его жизнь. Выдача же позднее одной из своих сестёр за царя овсов была первым династическим браком между правящими домами Картли и Осетии, зафиксированным письменными источниками. Описанные выше события, согласно Леонтию Мровели, приходятся на рубеж IV-III вв. до н. э.
Однако в действительности, если исходить из грузинских летописных сводов, то знакомство картвелов с овсами произошло намного раньше образования Картлийского царства. Согласно Леонтию Мровели, осетины (овсы) являются прямыми потомками большого северного народа, вторгшегося в Картли и захватившего большую часть территории Южного Кавказа. Уже во время первого похода северян на юг, царь этого народа дал сыну своему Уобосу пленников Армении (Сомхити) и Картли, и страну «к западу от реки Ломеки (Терек или Арагва. – Ю. Г.) и вплоть до западных отрогов гор (Кавказских). И поселился здесь Уобос (со своим народом) и потомками их являются овсы (осетины). Страна эта является Овсетией» (КЦ, I, с. 12). Хронологически эти события относятся к периоду знаменитых военных походов скифов в Переднюю Азию, об одном из которых сообщает Геродот (IV, 12). Согласно грузинской летописи, оседание овсов на Кавказе датируется временем, намного предшествующем взятию Иерусалима Навуходоносором и «еврейского пленения» (КЦ, I, с. 15).
Северян, которые обосновались на Кавказе, и потомками которых Леонтий Мровели называет овсами (осетинами), историк именует «хазарами». В действительности, как уже неоднократно указывалось в литературе, под ними подразумевались этнические скифы, что прекрасно подтверждается как данными античной историографии, так и историографии грузинской. Одним из доказательств последнего может служить отождествление в средневековой грузинской литературе хазаров с «сыновьями магоговыми». Так, в «Житии Або Тбилели» Иоанна Сабанисдзе (VIII в. н. э.) говорится о стоянке и лагере «сыновей магоговых,