Вы здесь

Выступление Коста Дзугаева на презентации книги «Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1917 – 1921 гг.)»

         Уважаемый Президент!
         Уважаемые участники презентации, дорогие гости!
       Позвольте Вас поблагодарить за посещение сегодняшнего мероприятия, и выразить уверенность в успешности нашей общей работы.
   Вашему вниманию предлагается монография под названием «Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1917 – 1921 гг.)». Звучит, как говорится, наукообразно и даже несколько громоздко, но для простоты восприятия можно заменить его всего лишь двумя словами: «Воссоединение Осетии».
         В этих двух простых словах заключается весь глубинный смысл, суть и цель вековой политической борьбы осетин за восстановление единства своей разорванной малой родины во всём объёме понятия единства, начиная с его государственнических форм.
         Сегодня продвижение южных осетин на этом пути – пути воссоединения Осетии, достигло небывалых ранее рубежей: нашему поколению удалось вывести Южную Осетию из-под власти грузинского государства и заслужить своей самоотверженной борьбой признание со стороны России своей государственности.
         Казалось бы, чего ещё? И мы видим, что нашлись люди, которых более чем устраивает сегодняшнее положение; они настойчиво убеждают осетин в том, что Южная Осетия обязательно нужна осетинам именно в качестве независимого государства. Эта точка зрения имеет непропорционально много сторонников среди местного чиновничества, и можно предположить, почему.
         А вот народное большинство убеждено в другом: что признанное государство является историческим этапом решения главной задачи – задачи воссоединения, и нужно оно нам потому, что только в качестве признанного государства мы имеем возможность и право войти в состав России, раз и навсегда избавившись от угрозы новой агрессии с Юга, и там уже, в России, не торопясь реализовать процесс воссоединения в единое осетинское национально-государственное образование в составе России.
         Народ, в своём вменяемом большинстве, поддержал именно того политика, который открыто и честно заявил политическую программу воссоединения Осетии в качестве своего главного приоритета, и отдал свои голоса Анатолию Бибилову, выдвинув его на высший пост в государстве – так же, как до этого, на парламентских выборах, отдал свои голоса возглавляемой им партии.
         Воля народа, таким образом, была выражена неоднократно и совершенно ясно и непреклонно. Могу лишь повторить, в контексте сегодняшней презентации, известные слова поэта: «Я рад, что я этой силы частица…»
         Свою научную работу в качестве историка новой и новейшей истории Южной Осетии я рассматриваю как работу по научному обеспечению и сопровождению политической практики Президента и парламентского большинства по реализации народного наказа о воссоединении Осетии. Представляемая Вашему вниманию монография в этом отношении является первой в серии аналогичных монографий, посвящённых политико-исторической проблематике осетинского воссоединения. Вторая монография также вышла в свет, она посвящена попытке воссоединения 1925 года, за финансирование этих изданий приношу благодарность министерству образования РЮО во главе с Натали Гассиевой; готова к изданию третья монография, по попытке воссоединения 1936 года, финансирование её издания предварительно обсуждалось с председателем госкомитета информации и печати Марией Котаевой.
         Коллеги помнят о моей монографии «Южная Осетия в ретроспективе грузино-осетинских отношений» (в соавторстве с Валерием Дзидзоевым), вышедшей в свет за год до геноцидной агрессии режима Саакашвили против Южной Осетии. По своей конструкции, по замыслу она имела установочный характер, а по содержанию была первой, пионерной научной работой, в которой рассматривались грузино-осетинские отношения в их конфликтной составляющей. Думаю, в первую очередь это обстоятельство учитывалось жюри всероссийского конкурса на лучшую книгу по кавказской тематике в направлении «История» при награждении авторов дипломом лауреата.
         После этого несколько лет я регулярно публиковался по данной теме, выступал на различных научных форумах, набирал материал, и с 2014 года приступил к реализации той исследовательской программы, начальный результат которой сегодня вам, коллеги, докладывается.
         Монография посвящена судьбе Южной Осетии в период Российской революции – той, которую в советское время было принято называть Великой Октябрьской социалистической революции, и столетие которой в этом году отмечалось. В России, видимо, следует указать на масштабную конференцию «Религия и русская революция», проведённую в октябре в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), где приняла участие с докладом по принципиальным вопросам министр образования РФ Ольга Васильева. Эта дата не была обойдена вниманием и в нашей Республике: недавно в Юго-Осетинском НИИ была проведена специальная конференция, посвящённая юбилею революции.
         Мнения об этой революции ныне приходится слышать самые разные, в том числе и диаметрально противоположные. Имеются ввиду мнения научные (мы сегодня здесь о науке говорим). В общественном сознании нет и, видимо, не скоро будет консенсуса по главному вопросу: чего больше дала Российская революция осетинам – хорошего или плохого?
         Это достаточно сложный вопрос, на него нет и не может быть простого ответа, если мы хотим оставаться на позициях академичности. Я предлагаю, и использую, в этом смысле такой методологический подход: надо развести, как разные предметы анализа, два направления. Одно из них – анализ той реальности, в которой жил и развивался осетинский народ по итогам революции в плане создания советского социализма. Это был общественный строй, который открыл огромные возможности для подъёма осетин к вершинам мировой культуры и собственного национального развития.
         Другое – это политическая конкретика самого революционного периода, который вполне точно очерчивается такими событиями, как свержение самодержавия, в его начале, и образование СССР (с окончанием гражданской войны) в его завершении. Вот этот период я и анализирую в презентуемой сегодня монографии, и в этой методологии мы вынуждены и обязаны констатировать, что Российская революция принесла трагедию осетинам, причём в первую очередь и в наибольшей степени именно на Юге Осетии – южным осетинам. Нам.
         Здесь нам, в то время, пришлось три года подряд, в 1918-м, 19, и, наконец, в 1920 годах вести кровопролитные оборонительные боевые действия с грузинскими правительственными силами, раз за разом пытавшимися подавить югоосетинское национально-освободительное движение.
         Наоборот, для грузин Российская революция принесла колоссальные приобретения. Независимое грузинское государство, образовавшееся после распада Российской Империи, быстро и беспощадно произвело этнические чистки в Тбилиси и других крупных городах Картло-Кахетии, и приступило к завоеваниям территорий, стараясь расширить свою, как писал уже в новейшее время А. Сахаров, мини-империю. По Южной Осетии им в циничном торге с Москвой удалось, воспользовавшись ситуативными поражениями большевиков на польском фронте, добиться согласия на проведение грузинской государственной границы по Главному Кавказскому хребту. Об этом с нескрываемым восторгом писал в своём дневнике палач осетинского народа Валико Джугели: «Они отдают нам Двалети!».
         Однако не грузинские меньшевики, а грузинские большевики после советизации Грузии решили для себя эту геополитическую задачу – втянуть Юг Осетии в состав своего государства, в состав социалистической Грузии. Так было положено начало качественно новому этапу грузино-югоосетинских отношений; так было осуществлено рассечение этнотерриториального тела осетин государственной границей, пока что в составе СССР, причём внутри самой новообразовавшейся Грузинской ССР от Осетии был административно-насильственно оторван регион Хъоб – Тырсы, где также была осуществлена ползучая этническая чистка, и сегодняшнее грузинское правительство даже не допускает выходцев из региона посещать святилища и могилы предков.
         Архивные документы убедительно показывают неприглядную роль грузинского большевистского лобби, начиная с С. Орджоникидзе, в организации геноцида 1920 года, и продавливания решения о введении Южной Осетии в состав Грузии. Более того, в отличие от Абхазии и Аджарии, первоначальный статус автономной республики в случае с Южной Осетией был также понижен до уровня автономной области, что нельзя расценить иначе, кроме как политическую репрессию.
         Сегодня мы имеем ранее недоступные возможности беспрепятственного изучения этих сложных и трагичных эпизодов нашей истории. Но одного лишь научного исследования мало: совершенно необходимо, чтобы результаты этих исследований становились материалом школьных учебников по истории родного народа. Мы обязаны передать подрастающим поколениям правду о нашем прошлом, о героической борьбе наших отцов и дедов за право собственного выбора своей судьбы. Решающее значение здесь имеет работа учителей истории в школах Осетии. Именно эти скромные, достойные труженики своим учительским трудом воспитывают у детей и подростков столь необходимые нам убеждения патриотизма, справедливости, чувства личного и национального достоинства. Подчёркиваю, что это не имеет ничего общего с насаждением национальной исключительности, или же воспитания в духе ненависти к нашим южным соседям: наоборот, осетины всегда стояли на позициях равенства, добрососедства, мирной и спокойной жизни со всеми представителями народов, живущих среди нас и рядом с нами.
         В завершении своего выступления выражаю благодарность молодёжному движению «Единая Алания», во главе с Михаилом Кочиевым, за организацию сегодняшнего мероприятия, и пожелаю им успешной политической работы. Вы – наша надежда на достойный завтрашний день; уверен, всё у вас получится.
         Благодарю за внимание.