Вы здесь

Выступление К. Дзугаева на презентации книги "Понятие "окна возможностей" применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1936 г.)"

13 июня сего года при участии президента Республики Южная Осетия А. И. Бибилова в конференц-зале Республиканской библиотеки им. Анахарсиса состоялась презентация монографии "Понятие "окна возможностей" применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1936 г.)" кандидата философских наук, старшего научного сотрудника отдела новой и новейшей истории Юго-Осетинского научно-исследовательского института им. З. Н. Ванеева, Заслуженнного деятеля науки РЮО Коста Дзугаева. Предлагаем Вашему вниманию выступление К. Дзугаева на презентации.

Уважаемый Президент!
Уважаемые коллеги!
Позвольте, со своей стороны, приветствовать Вас и выразить глубокую благодарность за то, что нашли время прийти в гостеприимный конференц-зал Республиканской библиотеки имени Анахарсиса.
Вашему вниманию сегодня предлагается третья монография по проблематике воссоединения осетинского народа, посвящённая попытке воссоединения 1936 года, и последовавшим за ней репрессиям 1937 года. Она называется так же, как и первые две: «Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии», отличаясь лишь указанием даты исследуемых событий.
Весьма символичным считаю то обстоятельство, что презентация проводится сразу после парламентских выборов, на которых народ уверенным большинством поддержал те политические силы, которые выступают за воссоединение нашей разорванной малой Родины. Такое волеизъявление, очевидно, является ясным посланием Президенту Анатолию Бибилову в правильности его политического курса.
Подчёркиваю эти обстоятельства потому, что результаты исследовательской программы, представленные обществу тремя монографиями, с неизбежностью приводят к главному, фундаментальному выводу: основным содержанием осетинского национального движения в 20-м веке является борьба за воссоединение Осетии.
Это – стержень, смысл и содержание всей нашей политики, её кардинальная проблема, безотлагательная цель, во имя достижения которой шли на неслыханные жертвы, понимая, что иного выхода просто нет.
21-й век в этом смысле ничего не изменил: борьба за воссоединение продолжается, с предельным напряжением сил, порой приобретая кровопролитные формы, и так будет до тех пор, пока Южная Осетия не воссоединится с Северной.
Полученные результаты, таким образом, наделяют императив воссоединения силой доказанного научного факта.
Настойчиво повторяю, что люди, которые сражались и боролись за воссоединение в 1920, в 1925, в 1936 годах, отлично всё понимали. Попытка воссоединения 1936 года в этом отношении является, пожалуй, наиболее героической и трагичной, ибо предпринималась в крайне неблагоприятных общеполитических условиях, и люди, её начинавшие, знали, что идут на смертельный риск.
Собственно, первая часть монографии как раз и посвящена анализу репрессивной политики грузинского руководства по отношению к осетинам; здесь мне улыбнулась удача в виде конструктивного взаимодействия с немецкими коллегами, изучающими сталинские репрессии в Грузии, и имевшими доступ к грузинским архивам.
Сделаю техническое пояснение, коллеги: в книгах, которые Вам розданы, список репрессированных количественно отличается от книги к книге. Связано это с тем, что работа над списком велась непрерывно, и по мере поступления новых данных я направлял их в типографию при Северо-Осетинском институте гуманитарных и социальных исследований, где сотрудники дополняли список и допечатывали тираж. Поэтому статистический подсчёт в тексте соответствует цифре в 377 человек, но в последних десятках допечатанного тиража цифра уже 397 человек, и в связи с этим докладываю основные статданные по последней цифре.
Из 397 репрессированных 236 человек составляют осетины, это 59,5%. Из этих 236 человек к высшей мере наказания, то есть к расстрелу, было приговорено 110 человек, что составляет 45,8 %; добавлю, что ещё 38% было приговорено к 10 годам лишения свободы. Исключительная жестокость репрессий в отношении осетин поражает и ужасает; выше показатели только у евреев-ашкенази.
Представьте себе на несколько страшных мгновений, что сегодня до нас дотянулась карательная машина грузинского государства, и из общественной жизни исчезли, например, пятьдесят наиболее видных наших сограждан. Пусть даже в два раза меньше – с кем и с чем мы тогда останемся? А ведь это случилось с Южной Осетии в 1937 году, и опубликованные в монографии архивные документы не оставляют никаких сомнений в том, что уничтожались целенаправленно те, кто боролся за единство Осетии.
Во второй части монографии раскрывается механизм подавления третьей попытки воссоединения, руководил этой карательной деятельностью лично Лаврентий Берия. Не умаляя заслуг этого государственного и политического руководителя в деле укрепления и развития СССР, объективно следует признать и преступность проводимой именно им в Грузии карательной политики.
Завершается рассмотрение вопросом, от которого никуда не деться: а была ли вообще, в принципе, возможность вырваться из-под тбилисской власти в 1936 году? Сумма научных данных, включая опыт новейшей истории Южной Осетии, приводит к положительному ответу: да, возможность была. Она не реализовалась потому, что не хватило общенародного единения, решимости к борьбе, вплоть до вооружённого сопротивления. Врагам осетинского воссоединения тогда удалось настолько разобщить, расколоть народ, что у него не хватило сил в решающий момент.
Именно этим предупреждением завершается монография: мы и сегодня наблюдаем опаснейшие попытки раздробить народ, расколоть нас по политическим, религиозным, культурным, да и просто шкурным интересам. Надо дорожить нашим единством, укреплять его, пресекать попытки разобщения народа.
В завершение своего выступления считаю приятным долгом выразить глубокую признательность людям, без которых монография не могла быть выполнена в том виде, в каком представлена: это немецкие коллеги Марк Юнге и Бернд Бонвич; североосетинский наш друг и соратник, доктор исторических наук, профессор Валерий Дзидзоев (отсутствующий по болезни); руководитель Политического отдела Центрального государственного архива РЮО Элла Кабисова, а до неё Юлия Лалиева; начальник отдела новой и новейшей истории ЮОНИИ, кандидат исторических наук, доцент Мурат Джиоев; рецензент монографий, кандидат исторических наук, доцент Инал Санакоев, и другие коллеги, чей научный опыт и знания всегда были к моим услугам.
Отдельную благодарность адресую министру образования и науки РЮО Натали Гассиевой, ибо именно по грантам возглавляемого ею министерства были изданы все три монографии; и, разумеется, благодарю директора издательства при СОИГСИ Аллу Цопанову за доброжелательное отношение к моим скромным трудам.
Благодарю за внимание, коллеги.